вторник, 2 сентября 2014 г.

Москва

Не  прошло  и  суток  -  и  я  из  Маалота   переместилась  в  Москву.   В  удивительное  всё-таки  время  мы  живём.  Самолеты  летают, поезда  ходят...

Летела  без  всякого  мандража  и  даже  без  эмоций.    Мне  было  абсолютно  пофиг,  собьют  ли  нас,  или  вдруг  мы  сами  навернёмся  по  причине  какого-то  рокового  стечения  обстоятельств.    Скажу  больше  -  катастрофический  вариант  где-то  подсознательно  виделся   бы  даже  для  меня  лично  большим  облегчением,  только вот  попутчиков  жалко.    А  так  -  одним  махом  разрешились  бы  все  мучительные  проблемы  грядущей   неизбежной  старости.

Полет  мне  достался достаточно  для  меня неудобный  -  с  часа  ночи  до  пяти  утра.    Поспать  удалось  случайными  кусками.   В  результате  -  прилетела  совершенно  разбитая  и  почти  невменяемая.    А  поскольку  спать  днем  я  не  умею,  то  весь  первый  московский  день  занималась  тем,  что  не  требует  участия  головы,   в  основном,   разборкой  хлама.    Поняла,  что  для  меня  наступил  момент,  когда   хламом  могу  считать  АБСОЛЮТНО  ВСЁ.    Даже  то,  с  чем    связаны  какие-то   ностальгические  воспоминания.    Душа  умерла  и  признаков  жизни  не  подает.    А  потому  на  свалку  оттащу  практически  всё,  кроме  посуды.    Хватило  бы  времени  и  сил.    Последнего  -    особенно.    Вот   шести  еще нет,  а  я  физически  кончилась,  и  всё,   что  я  еще  могу  -  это  стучать  по  клаве.

Ощущаю  ли  я,  что  вернулась  домой?    Трудно  сказать,  потому  что  чувства  отсутствуют   начисто.    Все.   Абсолютно  все.    Когда  ехала  в  электричке  и  смотрела  в  окно,   пейзаж  не  вызывал  того  острого  неприятия  на  грани  физического  страдания,  которое  бывает   в  Израиле,  где  я  теперь  из  чувства  самосохранения   просто  запретила  себе  смотреть  в  окно.   В  Израиле  в  поездке  я  наслаждаюсь  самими    электричками,   чистыми,  красивыми,  удобными,  сделанными  для  человека.  С  бархатными   мягкими   креслами,  с  такими  же  полами,  со  столиками  между  креслами,  с  розеткам  для  всевозможных  девайсов.

В  российских  же  электричках   человеком  себя  почувствовать  трудно.   Там  ты  просто  никому  не  нужный  хлам.   И  везут  тебя  как  скот.   Особенно  перед  выходными,  когда  в  вагон  и  влезть-то  трудно.

Пейзаж  заоконный  был  тихий,  мирный,  лесной.     Лес  стоит  еще  зеленый  с  очень  редкими  красными  всполохам  то  ли  кленов,  то  ли  осин.     Не  могу  сказать,  чтобы  это  остро,  ностальгически  волновало  и  радовало.     Но  ценно  было  то,  что  заоконный  пейзаж  не  напрягал,  не  раздражал,  не  вызывал  отторжения.    И  уже  одно  это ощущение   дорогого  стоит.    

В  общем, что  я  могу  сказать  -  прожив  всю  жизнь  в  одних  декорациях,  нельзя  менять  их  безнаказанно,  причем  -  лучшие  на  худшие.      Есть,  конечно,  на  земном  шарике пейзажи,  куда  более  красивые,   чем  российские.   Пронзительно  красивые.    Самой  интересно  стало,  а  смогла  ли   бы  я   и   в  них  жить  спокойно,  не  тоскуя  по  среднерусской  неброской  красоте.     Причем,  не  столько  красоте,  сколько  гармонии.

******************************

В  доме  на  Фрунзенской  всё  оказалось  непредсказуемо.    Даже  не  знаю,  что  и  как  писать.    Попытаюсь  что-то  завтра  прояснить.    

6 комментариев:

  1. Расскажите потом, пожалуйста, как подали уведомление о втором гражданстве, что требуют, не было ли проблем.
    А я очень люблю в Израиле смотреть в окно электрички. Морские виды ловить.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Естественно, первым делом я пошла на почту именно для того, чтобы подать это уведомление. Народу там было до фига и больше. Со словами "Только спросить" я подсуетилась без очереди.
      Почтовая тетенька посмотрела на меня, как баран на новые ворота, из чего я поняла, что она совершенно не в теме.

      Схожу как-нибудь с утра пораньше, чтобы отыскать концы без очереди.

      Удалить
    2. Marianna, в том-то и фишка, что морские виды из окна израильской электрички надо ловить. Да и не очень-то они красивы. А в России после Туапсе можно наслаждаться морем из окна поезда часами. А некоторые даже, если поезд почему-то остановится надолго, могут рискнуть сбегать окунуться.
      Кроме того, в России море синее, ласковое, дружеское, домашнее и зовущее. Одним словом, "Понт Эвксинский" (Море Гостеприимное). А в Израиле.- ничего, кроме "понтов", никакой "эвксинскости".

      Удалить
  2. Я прошу прощения,может мой вопрос нетактичный,то заранее извините) А что в вас вызывает "острого неприятия на грани физического страдания"? Это ведь не только про пейзаж? И вам все таки лучше в Израиле чем в Москве?

    ОтветитьУдалить
  3. Да не извиняйтесь так, Лариса: на любые вопросы - любые ответы.

    "Острое неприятие на грани физического страдания" у меня вызывает почти исключительно визуальный ряд. Это мой индивидуальный порок - когда я что-то вижу и мне это видеть неприятно, а видеть приходится, вот тут-то и наступает страдание.
    В Израиле это природа (за редким исключением), а в Москве это какая-нибудь недавно сварганенная глупость вроде собянинских обрубков гранита, которыми заменили идеально гладкий асфальт у метро "Парк Культуры". Я почти забыла об этом прискорбном факте, но когда моя тележка, отвратительно дрожа, запрыгала по этим обрубкам, я снова ощутила этот наглый собянинский плевок в мою душу.

    Не надо меня спрашивать, где мне "все таки лучше". Мне "везде хуже", только по-разному. Там всё чужое (и потому раздражает), а здесь почти всё своё, но зато дурацкое. И одно другого стоит.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Классный ответ! Маша, спасибо за весточку. Пишите ещё, держите нас в курсе московских и питерских событий.

      Удалить