четверг, 19 июля 2018 г.

Дребезги 145

Что  и  как  дома

Ещё  когда  я  была  в  Израиле,  съёмщица  комнаты  дочери  порадовала  меня   вестью,  что  своего  сосъёмщика,  жившего  в  кухне,  она  выгнала  за  систематическое  пьянство  и  теперь  наслаждается  одиночеством.  И  я  уже  заранее  представляла,  как  будет   здорово,  что  можно  будет  войти  в  кухню  и  залезть  в  холодильник  в  любое  время  дня  и  ночи,  никого  при  этом  не  потревожив  и  не  разозлившись  самой.

Рано  радовалась.   Когда  я  переступила  порог  квартиры,  там,  кроме  съёмщицы  Светы,  тусовались  ещё  два   мужика  и  две  бабы.   Света  стала  мне  объяснять,  кто  здесь  на  каком  основании  находится  и  как  долго  будет  обитать.   Кто-то  строитель,  кто-то  ремонтник   (кстати,  а  не  надо  ли  мне  что-то  подремонтировать  в  комнате?).   Мне  было  уже  всё  ясно:  я  поняла,  что  эта  "воронья  слободка"  будет  длиться  до  бесконечности.

В  принципе,  я  на  законных  основаниях  могу  выгнать  эту  Свету  со   всем  её  кагалом,  но  дочь  найдет  нового  подселенца  и  не  факт,  что  тот  будет  лучше.  А  Свету  я,  по  крайней  мере,  знаю,  уверена  в  том,  что  явного  безобразия  она  не  допустит,  что  квартира  будет  присмотрена  и  более-менее  ухожена... 

Так  что  -  сижу  и  не  рыпаюсь.    Хотя  и  противно,  что  в  кухне  кто-то  спит.   Вот  наберусь  наглости  и  начну  пользоваться  кухней  свободно:  заходить  и  зажигать  свет  ночью,  залезать  в  холодильник.   И  пошли  они  все  лесом:  это  мой  дом,  я  здесь  хозяйка,  а   они  переморщатся.

Хм.....    Теперь  бы  ещё  воплотить  эту  наглость  в  жизнь...


Воплощаю

Впрочем,  наглости  у  меня  оказалось  маловато. 

В  кухню,  где  спит  какая-то  баба,  я  решилась  войти  только  в  9  утра,  убедив  себя  в  том,  что  всем  нормальным  людям  пора  бы  и  встать.

Дверь  в  кухне  скрипучая,  и  я  скрипела  ею  с  особым  злорадством.   Но  приблудная  тварюга  даже  не  пошевелилась.

И  если  она  умеет  так  крепко  спать,  то  завтра  я  уже  без  всякого  стеснения  буду  заходить  туда  и  в  6  утра.  Словом,  когда  мне  будет  нужно.


Что  люди  празднуют

Нашла  в  закромах  родины  старый  ежедневник  и  с  любопытством  разглядываю  его  вводную  часть.    Какие   же   экзотические  праздники  бывают  у  людей!

У  англичан,  датчан,  канадцев,  швейцарцев,  шведов   и  фрицев  празднуется  день  подарков.   Представляю,  какой  это  хоть  и  радостный,  но  обременительный   праздник!
И  куда  потом  девать  кучу  ненужного  барахла,  что  надарили  тебе?

А  ирландцы  празднуют  первые  понедельники  мая,  июня  и  августа,  а  также  последний  понедельник  октября.   С  чего  бы  вдруг?

Испанцы,  португальцы  и  итальянцы  отмечают  день  непорочного  зачатия.  Вот  какие  знатоки!  Им  даже  дата  известна,  как  будто  со  свечкой  стояли.

Американцы  празднуют  день  Мартина Лютера Кинга  и  день  Колумба.   Ну,  это  понятно.

Франция  отмечает   День  взятия Бастилии  и  Перемирие  в  1-й мировой войне.  Тоже  понятно.

А  у  японцев  есть  даже  День  почитания  престарелых.   Молодцы  японцы! 
 Оттого-то  их  старики   и  живут так  долго.


30  градусов  в  тени

Вот  такие  в  Москве  стоят  температуры. 
Но поскольку  дует  довольно  приличный  ветерок,  жить  вполне   можно.   И  на  улице,  и  дома.


Умница  Губерман

В  очередной  раз  натолкнувшись  на  стих  Губермана

В отъезды кинувшись поспешно,
евреи вдруг соображают,
что обрусели так успешно,
что их евреи раздражают.

я  поняла,  отчего  мне  так  неуютно  в  Обетованной.

В  Москве  же  глаз  и  душа  просто  отдыхают  -  никаких  тебе  засюртученных  черношляпников  с  белыми  шнурочками,  свисающими  по  бокам.


Душа  болит...

Вот  смотрю  я  на  содержимое  своей  комнаты,  на  всю  эту  родную  мебель,  на  альбомы  со  старыми  фотографиями,  на  архив  старых  писем,  как  отосланных,  так  и  полученных,  на  бесчисленные  коробки  со  своей  и  детской  кружковой   керамикой  и  представляю,  как   после  моей  смерти   всё  это,  не  глядя, чужие  и  холодные  руки  сваливают  в  мешки  и  тащат  на  помойку,  освобождая  помещение  для   новых  обитателей.

Умом  я  понимаю,  что  такова  участь  всего  сущего  на  земле,  что  так  же  исчезли  гнёзда  всех  без  исключения  земных  жителей,  но  почему-то  именно  сейчас  я  впервые  осознала  эфемерность  своего    бытия.

Душа  исходит  болью...

Я  ж  ведь  понимаю,  что  здесь  я,  скорее  всего,  в  последний  раз.
И,  рыдая,  прощаюсь  со  всем,  что  в  комнате. 
Как  с  жизнью  прощаюсь...




Комментариев нет:

Отправить комментарий