среда, 25 июня 2014 г.

Да, были когда-то и мы рысаками... (часть 2-я)

Почти  год  назад  (17  сент.  прошлого  года)  я  написала  самопиарный  пост  "Да, были когда-то и мы рысаками... (часть 1-я)".   Думала,  довольно  быстро  сумею  продолжить.    Но  не  тут-то  было  -  текучка  заела.  Максимум,  что  я  смогла  тогда  в  Москве  сделать,  это  по  возможности  все  сфотографировать.   И  вот  только  теперь,  когда  жизнь  по  причине  лета  взяла  передышку,  я  решила  продолжить  самопиар.    А  то  вот  так  и  умрешь  "непризнанной".

Собственно,  слова-то  все  уже,  по  сути,  сказаны.   Осталось  только  предъявить  вещественные  доказательства,  чем  я,  собственно, сейчас  и  займусь.    Картинок  будет  много.   Очень  много.   По  сути,  это  будет  архив.    Могу  предположить,  что  большинству  он  будет  неинтересен.    Так  ведь  отключиться  никогда  не  поздно.   А  для  меня  важна  полнота.    Ведь  материальных  носителей  не  то,  чтобы  не  осталось  -  их  пришлось  оставить  в  России.    И  когда-нибудь  они  найдут  свое  последнее  пристанище  на  московской  свалке.    А  жаль  -  может,  кому-нибудь  захотелось  бы  что-то  и  в  доме  поставить.  Или  на  стенку  повесить.    Только  вот  заниматься  пристраиванием  вещиц   некому.    Идеи  есть?

После  чеканки   (повального  увлечения  тех  лет),  образцов  которой  у  меня  не  осталось  (все  было  раздарено),  я  занялась  картинками  из  древесного  шпона.   Шпон  -  это  тоненькие  (порядка  миллиметра  толщиной)  пласты  дерева,  снятые  с  массива  древесины  (или  ствола)  путем  специальной  операции.   Обыкновенная  фанера,  например,  делается  путем  склеивания  нескольких  пластов  берёзового  (или  иного)  шпона.

Шпон  для  картин  (или  для  облицовки  дорогой  мебели)  делается  из  ценных   (разноцветных)  пород  дерева.    Шпон  для  детского  творчества  продавался  в  "Детском  Мире",  а  многослойной  фанеры,  на  которую  детали  из  этого  шпона  (вырезаемые  согласно  рисунку)  наклеивались,  на  любимом  заводе  было  навалом.   И  вот  образцы  моего  "творчества":





Вот  такой  хренью  занималась  в  общем-то  взрослая  тётенька,  не  обременённая  семьёй.

Покончив  с  деревом,  потеряв  к  нему  интерес,  я  перешла  на  ювелирку.      Поскольку  тогда  ничего  (ни  оборудования,  ни  материалов)  в  магазинах  не  продавалось,  все   либо  "добывалось",   либо   делалось  собственноручно.    Мне  поневоле  пришлось  стать    универсалом. И  металл  (серебряную  проволоку),  и  камни  я  делала   сама.    За  металлом  в  виде  серебряных  контактов  из   электрооборудования,  как  я  уже  писала  раньше,  я  ходила  на  заводскую  свалку.   А  за  камнями  ездила   с   компанией  единомышленников  на  Урал.   За  малахитом,  за  дымчатым  кварцем.    И  обрабатывала  природный  камень  до  ювелирного  состояния  тоже  сама.      Заводские  друзья  сделали  мне  камнерезное  и  шлифовально-полировальное  оборудование,   и  дома,  на  кухне  я  и  делала  кабошоны  и  плоские  камни-вставки.

Вот  образцы  моего  самодельного  "окончательного  продукта":








За  всю  свою  жизнь  я  сделала  всего  эти  три  перстенька  в  технике  филиграни,  два  с  малахитом,  один  с  дымчатым  кварцем.     Повторяю  -  сделала  сама  "от"  и  "до".    Когда  я  поняла,  что  МОГУ,  интерес  к  ювелирке  потеряла.    Брать  заказы  и  делать  что-то  на  продажу  мне  было  и  скучно,  и  необходимости  материальной  не  было.    Мне  главное  было  -  смочь,  достичь.

А  вот  с  глиной  все  получилось  не  так.

В  40  лет  я  родила  дочь.    Отсидев  с  ней  положенные  3  года,  я  вышла  на  работу.   Но  четко  понимала,   что   ребенка  надо  будет  летом  вывозить  на    свежий  воздух.    А  дед  с  бабкой  были  старые,  выезжать  с  ней  на  съёмную  дачу  отказывались.    И  я  нашла  выход.   У  моего  завода  был  загородный  детский  комплекс,   состоявший  из  пионерского  лагеря  и  выездного  садика,  разделенных  только  забором.    И  я  подумала,  что  если  я  буду  летом  работать  в  лагере,  а  дочь  моя  будет  в  садике,  то  лучше  и  не  придумаешь  -  никто  не  посмеет  её  обидеть,  зная,  что  мамка  рядом,  да  и  ребенок  не  будет  чувствовать  себя  брошенным,  видя  мамку  каждый  день.

Итак,  надо  устраиваться  на  лето  в  заводской  лагерь.   Кем?    Вожатой?   Да  застрелиться  проще!    Стара  я  уже  была  для  этих  фокусов.   
На  кухню  посуду  мыть?   Застрелиться  тоже,  но  по  другой  причине  -  интеллект   вставал  на  дыбы.   И  как  человек  рукомесленный,  я  решила,  что  будет  самое  "то",  если  поехать  в  лагерь  руководителем  кружка.    Какого?    Свободна  была  только  керамика.    И  это  решило  дело,  хотя  в  керамике  в  ту  пору  я  не  понимала  ни  уха,  ни  рыла.   Но  я  знала  одно  -  если  надо,  освою.   Руки-то  растут  из  нужного  места. 

Всю  зиму  я  изучала  процесс  по  литературе,  ездила  по  керамическим  заводам,  добывала  материалы,  оборудование.   И  кружок  получился  на  славу.    Обычно  лагерная  керамика  заканчивается  на  стадии  необожженной  глины,  раскрашенной  гуашью.   Но  у  меня  была  настоящая керамика,  с  двукратным  обжигом,  покрытая  глазурью.   То,  что  называется  майоликой.

Три  лагерных  месяца  я  не  отдыхала,  не  "валяла  ваньку",  я  работала  с  полной  отдачей,  часов  по  16  в  сутки,  так  как  после  ухода  детишек  надо  было  довести  их  работы  до  ума,  высушить,  обжечь  первично,  покрыть  глазурью  (детям  это  делать  нельзя  -  глазурь  вредна),  обжечь  вторично.    Печек  не  хватало,  и  обжиг  у  меня  был  круглосуточным.   Зачастую  я  ставила  будильник,  чтобы  выключить  печь  среди  ночи.    За  три  месяца  лагерной  жизни  я  изматывалась  так,  что  потом  уходила  в  отпуск  отсыпаться.     Зато  ребенок  был  присмотрен.   Мы   виделись   с  дочерью  каждый  день,  ходили  с  ней   гулять  в  лес.

Но  любое  лето  кончается,  а  с  ним  и  лагерный  кружок.   А  я  настолько  заболела  керамикой,    настолько  утонула  в  ней,  что   "продалась"  нашему  районному  Дому  пионеров   -    подрядилась  вести для  них  зимой   детский  кружок  керамики  в  одном  из  пустующих  подвалов.   Оборудование  и  материалы   я  перевозила  туда  осенью  из  лагеря,  а  весной  -  обратно  в  лагерь.   Все  это  барахло  так  и  ездило   со  мной   туда-сюда.   

Конечно,  я  всё  это  делала  не  ради  особой  любви  к  детскому  творчеству  -    ведение  детских  кружков  давало  мне     материальную  базу  для  собственных   занятий.   Хотя,  справедливости  ради  надо  сказать,  что  иногда    попадались  такие  ребята,  работать  с  которыми  мне  было  и  на  самом  деле  интересно.   И  поскольку  и  для  них,  и  для  меня  керамика  была  делом  новым,  между  нами  устанавливались  почти  партнерские,  даже  исследовательские  отношения  -  "давай,  сделаем  так,  или  лучше  -  вот  так!"   И  это  было  достаточно  интересно  обеим  сторонам.

Что  касается  собственных  работ,  то  сначала  я   делала   что-то  только    для  души,  чтобы  удовлетворить   возникшую  страсть.   Потом  пошла  мода  на  "новогодних  зверей",  и  я  стала  делать  их  для  подарков  друзьям  и  знакомым.    А   потом  начались  "лихие  девяностые"  и  "новогодние  звери"  стали  предметом  заработка.   До  сих  пор  с  содроганием  вспоминаю  эту  "страдную  пору",  когда  надо  было  за   десять  дней  до  Нового Года  и  столько  же  после  успеть   реализовать  максимум  продукции,  сделанной  за  полгода.    Я  также      делала  глиняную  бижутерию  и  сдавала  её  в  комиссионки.   Кроме  того,  я  делала  и  продавала  настенные  композиции  из  трав  и  сухоцветов,  которые  летом  собирала  по  лугам  и  полям   и  выращивала  на  огороде.    Одних  декоративных  трав  у  меня  росло  12  видов.    Мне  и  в  голову  тогда  не  приходило,  что  они  родом  отсюда.   Именно  здесь   я   теперь   встречаю  их  в  дикой  природе,  радуясь  им,    как  старым  знакомым.

  Вот  так  мы  и  выживали  в  то  веселое  время.    Других  заработков  не  было,  так  как  с  завода  я  уволилась  и  перешла  на  работу  в  Дом Пионеров,  где  платили  гроши.    Дело  было  в  том,  что  дочь  подросла,  ездить  в  лагерь  отказалась.     Пришлось  купить  дом  в  деревне  и  вывозить  её  на  лето  туда.   Останься  я  на  заводе,  вряд  ли  начальство  отпускало  бы  меня  на  всё  лето.  В  лагерь-то  еще  куда  ни  шло,  причина  уважительная.   А  вот   просто  в  деревню  по  семейным  обстоятельствам   -  дудки.     

В  деревне  у  нас  был  и  огород,  кормивший  нас  не  только  летом,  но  в  значительной  степени  и  зимой.   Вот  такая  была  у  меня  разносторонняя  частнопредпринимательская  деятельность   без  образования  юридического  лица.

Образчиков  настенных  сухоцветных  композиций  не  сохранилось.   Но  глина  жива  до  сих  пор.   У  меня  в  Москве  её  осталось  несколько  ящиков.   И  своих  работ,  и  детских,  которые  я  вынуждена  была  забрать  домой,  когда  наш  подвал  продали  какой-то  конторе,  а  нас  просто  выгнали  в  никуда.

Прошлым  летом  я  просмотрела  те  ящики  и  немного  поснимала.

Вот  детские  работы.

                 

                 

Дети  очень  любили  делать  ёжиков,  несущих  что-то  на  своей  спине  -  листик,  яблоко,  гриб  или  ягоды.  



 Я  у  них  "позаимствовала"   идею  и  сделала  свою  ежиную  семью,  несущую  поклажу (но  об  этом  ниже).

Вот  такой  любопытный  музыкальный  дуэт.  



А  вот  лиса,  хитростью  выманившая  петуха  из  избушки.

                   

                             

Пучеглазая  золотая  рыбка.




А  это  почти  дымковская  барышня.

                 

Вот  что  это  за  зверь  такой?    И  еще  же  и  дразнится...

                

А  сюда  можно  воткнуть  карандаш  или  ручку.   Полезная  в  хозяйстве  вещь.



Медведик.   Вполне  хорош  и  без  глазури.   Терракота  называется.



Вроде  как  Багира.    Но  чёрной  глазури  у  меня  не  было.

                  

Дюймовочка  в  лилии.



Лежащий  жеребёнок.



Тортилла.



А  вот  целый  сюжет.   Очень  он  мне  понравился.    Виновата  перед  автором:  кое-что  добавила,  кое-что  доделала.   Но  вещь  была  явно  выставочная  и  выигрышная.   Зимой  проходили  выставки  лагерного  детского  творчества.   Где  именно  -   уже  не  помню.    Но  очень  не  хотелось  ударить  в  грязь  лицом.    Да  и  снабжение  кружка  напрямую  зависело  от  его  "выставочной  ценности"  и  степени  его  "любимости"  начальством.

                   

                        

Не  спи,  не  спи,  лисичка,  а  то  ворона  косточку  унесёт!



Турист.



Знакомый  сюжет.     Тоже  выигрышный.

                  

А  таких  гномов,  разных,  было  ровно  семь.    Остался  лишь   один.   Остальные   "разошлись".

                

Вот  из  этого  дракончика,  начатого  ребенком,  я  попыталась  сделать  свистульку.    Сделала.    Но  это  оказалось  настолько  трудоемко,   что  от  свистулек  пришлось  отказаться  в  принципе.    А  жаль!   Это  так  прикольно!   И  дети  это  любят.    Но  разработать  простую  технологию,  доступную  детям,  у  меня  не  получилось.    И  пришлось  от  идеи  отказаться  -  не  доделывать  же  мне  за  каждым,  кто  захочет  сделать  себе  свистульку!    А  захотели  бы  все.

                 

А  вот  почему  я  его  "не  довела  до  ума"   (не  отглазуровала  или  не  покрасила)  я  уже  не  помню.

И   вот  этот  динозаврик,  также  "доработанный"  мной  из  не  очень  уклюжей  детской  поделки,  тоже  почему-то  остался  нерасписанным.    Может,  мне  показалось,  что  он  и  так  хорош?
А  что?    Вполне.



Ну,  а  теперь  -  свои  работы.    Что-то  придумывала  сама,  что-то   (идеи)  брала  у  детей.

Вот  такие  вазочки - не  вазочки    -    чисто  мое  изобретение.     Утилитарного  применения  они  не  имели.    Задумывались  как  основа  для  букетиков   из   сухоцветов.     Но  они  оказались  настолько  "самодостаточны",  что  все,  в  них  поставленное,   не  смотрелось  и  только  портило  впечатление. 








В  честь  года  лошади  я  делала  вот  такие  настенные  панно.    Идея  родилась   просто  -  среди  игрушек  дочери  была  пластмассовая  лошадка.   Вот  ею-то  я  и  выдавливала  контур  лошади  на  глиняной  пластине.   Затем  пластину  обжигала,  глазуровала  и  снова  обжигала.


А  вот  так  я  переработала  детскую  идею  ежиного  семейства  с  поклажей.     В  самом  полном  варианте  было  пять  ежиков.   Каждый,  кроме  самого  маленького  ежонка,  нес  что-то  свое,  отличное  от  других.   (Вместо  гриба  правый  верхний  ёж  нес  кисть  рябины,  но  ежа  с  рябиной  я  не  нашла,  чтобы  сфотографировать  комплект).


А  это  был  самый  ходовой  ежовый  набор.


К  году  змеи  я,  естественно,  делала  змей.   В  самых  разных  вариантах.







А  потом  я  освоила  изготовление  глиняных  колокольчиков.    И  пошли  уже  новогодние  колокольчики.    Вот  эти  -  для  года  кота.


                 

Этот  -  для  года  крысы.



Вот  они,  красавцы,  все  вместе.


А  потом  наступил  год  свиньи.   Хрюшки  оказались  вообще  роскошным  объектом.    Вот  из  такой  стандартной  заготовки  можно  было  соорудить  что  угодно.


От  невесты  в  фате

                   

  до  чертика  с  рожками.

                 

Был  еще  джентльмен  в  смокинге  и  с  трубкой,  да  вот  не  нашелся.

А  что  это  за  зверь,  я  уже  и  вспомнить  не  могу.   Похож  на  медведя.

                  
 
Год  тигра.    Мой  собственный  год.

                  



А  начинались  все  "новогодние  звери"  вот  с  такой  простенькой  висюльки  на  ниточке:



Продолжением  стала  настенная  свинка  по  типу  дымковской  игрушки.



Все  это  калечное  старьё  сохранилось  (не  было  подарено  или  реализовано  как-то  иначе)  только  и  именно  по  причине  "калечности".    Почему-то  выбросить  бой  рука  не  поднялась.

В  год   зайца  я  делала  как  небольшие  панно  с  полной  фигурой

              

так  и  просто  мордочки

               

"Свинская"  тематика  была    очень  любима  детьми.    И  я  её  с  удовольствием "тырила".



Как-то  в  очередное  Новогодье  я  обнаружила,  что  у  нас  с  дочерью  нет  подъёлочного  Деда  Мороза.   Пришлось  сделать.


А  вот  мой  самый  ходовой  "ширпотреб".

Крокодильчики.


Гномики.



Гриб  с  желтой  шляпкой.


                                                         


И  с  коричневой.

                 

А  вот  эта  посудина  так  и  осталась  в  единичном  экземпляре.    Уж  больно  долго  она  делается  -  каждая  "волосина"  изготавливается  и  приклеивается  по  отдельности.  



Эти  самодельные  бусы  я  даже  успела  поносить.    Смотрелись.



А  вот  моя  бижутерия.    Некоторые  брошки   и  кулоны  тоже  сама   носила.


Я  и  в  стиле  "дымки"  пыталась  что-то  делать.   Не  могу  сказать,  что  меня  это  как-то  особо  привлекало.    Просто  "до  кучи".





Некоторые  фигурки  так  и  остались  недорасписанными



Я  пыталась  делать  в  этом  стиле  даже  светских  дам  пушкинских  времен.   Но  вовремя  остановилась.






Но  как-то  так  получилось,  что  наибольшим  спросом  пользовались  крыски - мышки.    Их  я   в  основном  и  делала.   Причем,  с  большим  удовольствием.














Идеи,  куда  пристроить  всё  это  барахло,  дабы  оно  не  угодило  на  помойку,  приветствуются.





12 комментариев:

  1. Восхищаюсь вами, Маша! Тем более, что мне подобное творчество абсолютно недоступно. Моим близким - тоже.
    Подаренных вами ёжиков бережно храним.
    Только там в середине никакой не медведь. Это тоже мышь. Посмотрите на уши.

    ОтветитьУдалить
  2. Женя, я ж не зря колебалась, кем его обозвать.
    На мыша не тянет по причине серьёзности.
    Давайте считать его всё же медведем, но мутантом. Мутантом по ушам.
    Ну, "чтобы лучше слышать"...

    Впрочем, "неизвестный науке зверь" - тоже канает.
    Как Чебурашка.

    А ёжиков берегите, они "счастливые".
    Говорили, что у меня "лёгкая рука".

    А где весь этот зверинец пристроить в Израиле - нет идей?
    Я бы не поленилась, привезла.

    ОтветитьУдалить
  3. Мария Борисовна, а может обратиться в больницу детскую, детки очень будут рады) это мое имхо...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Слёз будет больше, чем радости.
      Глина бьётся.
      Причем, очень легко. Ведь не просто так детские игрушки делают из пластика.
      Да и мне хотелось бы, чтобы моя работа пожила подольше.

      Удалить
  4. Талантливый человек талантлив во всем. Точка.
    А вот некоторым (не будем уточнять) нечего предъявить человечеству

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Инна, не будем забывать, что всё это я могу "предъявить человечеству" исключительно в виртуальном пространстве.
      В реале материальные носители уйдут на помойку нераспакованными, в коробках, которые дочура оттащит на помойку, расчищая жилплощадь для себя.

      А Харону и вообще наплевать, кого ему перевозить. У него клиенты безбагажные.

      Удалить
    2. А подарите каким-нибудь хорошим людям, да побольше количеством охватите, наверняка, что-нибудь и задержится в вечности.

      Удалить
    3. У меня в Москве каждая минутка на счету.
      Там этого барахла столько, что на год работы по разумному раздариванию.
      А выставить ящики возле мусорки на шарап не хочется. Просто побьют.

      Удалить
  5. Мария Борисовна , здравствуйте! Открыла Ваш блог, читаю -- оторваться не могу! Вы талантливый человек: Щенок из шпона такой задорный и аист на скале очень понравился, а ювелирка вообще за гранью понимания для меня. Керамика вся великолепна. По поводу пристроя работ я согласна с Реалисткой. У нас в городе есть детское отделение гематологии, что там за детки лежат -- понятно. Думаю, что в Москвк тоже что-то такое есть. Привезите и раздайте по 2-3 игрушки ребенку. Тем более у Вас они Счастливые. Вариантов на самом деле не много, т.к. выбросить -- не вариант. Простите за много букОФ.

    ОтветитьУдалить
  6. Спасибо, Наташа, за добрые слова.
    Насчет "пристроя" игрушек.
    Как я уже писала, в Москве у меня каждая минутка на счету. И кроме того, я поняла, что просто не смогу снова открыть эти ящики, перебирать работы, вспоминать... Именно - вспоминать. Это - самое страшное. Я не хочу забыть жизнь, которая прошла. Но и вспоминать о ней - это О-О-ОЧЕНЬ больно.
    Надо просто что-то придумать, чтобы после моего ухода в лучший мир эти ящики вместо помойки попали к хорошему человеку. И он уж сам распорядится.

    ОтветитьУдалить
  7. Мария Борисовна, если еще актуально... У меня есть родственница, которая коллекционирует мышей - серьезно и всю жизнь. Ее коллекция даже в Дарвиновском музее выставлялась. У нее точно ничего не побьется и не растеряется.

    Пока дочитала только до этого сообщения, не знаю, что у вас сейчас и как... Пошла читать дальше :)

    ОтветитьУдалить