среда, 7 августа 2013 г.

Как 23 года тому назад я стала помещицей.


После  рождения  дочери  я  честно  отсидела  с  ней  3  года  за  свой  счет,  что  позволяло  нам  наше  щедрое  государство.

Потом  пришлось  отдать  ее  в  садик  при  заводе,  на  котором  я  работала.   На  работу  вместе,  с  работы  вместе,  дома  вместе.   Вполне  достаточно  для  трехлетнего  ребенка.   А  что  делать  летом,  когда  ребенку  надо  быть  на  свежем  воздухе,  а  отпуск  -  всего  месяц   Но  и  тут  был  выход  -  садик  был  «выездной».   То-есть,  на  все  лето  детей  вывозили.

И  стала  я  ломать  голову,  как  ухитриться  все  лето  не  расставаться  с  дочерью.  Ну  -  или,  по  крайней  мере,  видеть  ее  каждый  день.   И  придумалось.   В  том  же  месте,  куда  выезжал  заводской  садик,  через  забор  был  и  заводской  пионерский  лагерь,  где  в  сезон  требовались  сотрудники.   И  людям,  что  соглашались  работать  в  лагере,  была  на  заводе   «зеленая  улица»  -  их  отпускали  в  лагерь  с  сохранением  рабочего  места  и  зарплаты  по  основному  месту  работы.  Ну,  очень  удобно.

Стала   думать  -  кем  завербоваться.    А  поскольку  я  была   «на  все  руки  от  скуки»,  мне  была  прямая  дорога  в  «кружководы».    Так  я  стала  руководителем  кружка  керамики,  единственного  на  то  время  свободного.    Руководителя  в  нем   уже  2  года  не  было,  но  сохранилось  все  оборудование   (главным  образом  -  муфельные  печи   для  обжига).

За  зиму  я  изучила  теорию  и  завела  нужные  знакомства,  а  поскольку  руки  у  меня  росли  из  подходящего  места   и  это  ремесло  было  мне  крайне  симпатично,  результатами работы  кружка  и  руководство,  и  дети  были  очень  довольны.

Кружок  этот,  кстати,  съедал  все  мое  время,  вообще  все,  даже  спать  было  некогда. Все,  что  дети  налепили  за  2  часа,  нужно  было  немного  «довести  до  ума»,  высушить,  обжечь,  покрыть  глазурью  и  еще  раз  обжечь.    Но  все  окупалось  тем,  что  дочь  была  рядом,  и  виделись  мы,  а  иногда  и  гуляли  в  лесу  -  каждый  день.   И  обидеть  ее  никто  бы  не  решился  -  мать-то  рядом.

Так  прожили  мы  7  лет.  Сначала  дочь  выезжала  с  садиком,  потом  с  лагерем.   Постепенно  мне  все  это  стало  надоедать.   Жить  в  зрелом  возрасте  день  и  ночь  среди  лагерной  музыки  и  вообще  лагерных  звуков   достаточно  тяжело.   А  было  мне  уже   полсотни  годков.  И  стала  я  тогда  искать  способ  как  бы  ухитриться  и  жить  все  лето  на  природе,  и  в  то  же  время  не  в  лагере.

Тут  как  раз  разрешили  в  нашей  стране   покупать  дома  в  сельской  местности     это  была  моя  «голубая  мечта»).    Всю  зиму   по  субботам  и  воскресеньям  ездила  я  по  пригородам  и  каждый  раз  все  дальше  и  дальше  от  Москвы.   Вблизи  все  было  раскуплено,  а  за  каждой  «перспективной  (на  тот  свет)»   деревенской  одинокой  старушкой  уже  стояла  очередь.
В  общем,  все,  что  мне  в  результате  «обломилось»,  это  с  виду  крепенький,  но,  как  оказалось,  съеденный  грибком  домик   в  симпатичной  деревушке  у  черта  на  рогах.   Чтобы  добраться  до  своей  «дачи»,  мне  нужно  было  ехать  3  часа  на  электричке,  потом  пересаживаться  на  «кукушку»   (местный  поезд  из  двух  плацкартных  вагонов),  ехать  еще  3  часа,  вывалиться  на  лесном  полустанке  в  8  вечера  и  идти  еще  на  своих  двоих  5  километров  до  своей  деревни.   Идти  по  тропинке,  то  лесной,  то  луговой,  то  болотистой.  Непременно  в  резиновых  сапогах,  даже  летом,  так  как  по  болотинам  иначе  не  пройти.  


Иногда  на  преодоление  этих  несчастных  5-ти  км  уходило  2,5  часа,  и  приходила  я  по  уши  в  грязи.   А  в  дождливую  погоду  деревня  была  практически  недоступна.


Когда  я  покупала  дом  и  оформляла  его,  в  сельсовете  обещали,   что  в  течение  трех  лет  проложат     туда   авто-дорогу.  Деревня  была  еще  вполне  "живая",  обитаемая.   Рядом  было  несколько  скотных  дворов,  на  которых  что-то  мычало  и  блеяло.    Поля  засевались,  луга  выкашивались.  В  деревне  был  клуб.      Каждый  день  работал  стационарный  магазин,  где  продавались  товары  повседневного  спроса.      Жители  держали  коров.  Молока,  сметаны  и  творога  было  -  хоть  залейся.

Дочь  я  там  вырастила.   На  внука благодати   хватило  уже   еле-еле.   Население  исчезало.   Старики  (в  силу  естественных  причин)    вымирали ,  молодежь  уезжала  в  города.  Сейчас  там  зимуют  3  человека.  Мигачи  -  муж  и  жена.     Ему  75,  ей  -  далеко  за  80.   И  сорокалетний  питерский  пропойца.   Летом  почти  в  каждый  дом  всё  еще  приезжают  дачники.   Это  либо дети  и  внуки  аборигенов,  переселившихся  в  города,  либо  те,  кто  вроде  меня  купил  тут  какой-никакой  домишко.

Коров  тут  давно  уже  и  в  помине  нет.  За  молоком  надо  идти  за  5 км.     Хлеб  и  прочую  снедь  раз  в  неделю  привозит  автолавка,   к  приезду  которой  подтягиваются  жители  близлежащих  деревень.   Очередь  надо  занимать  с  раннего  утра,  а  то  может  вообще  ничего  не  достаться.   А  по  плохой  погоде  автолавка  не  приезжает  вообще  -  проехать  по  раскисшим  дорогам  возможно  тогда  только  на  тракторе.   Можно,  конечно,  купить  продукты  и  в  магазинчике  бывшей  центральной  усадьбы,  но  пилить  до  него  5  км  по  колено  в  грязи   туда  и  столько  же  обратно.

Как  только  в  деревне  вообще  не  останется  зимующего  населения,  хозяйственные  мужички  из  бывшей  центральной  усадьбы   снимут,  порежут  на  кусочки  и  сдадут  в  металлолом  все  линии  электропередачи.   И  ничего  им  за  это  не  будет  -  не  пойман,  не  вор.  И  даже  того,  кто  принесет  сдавать  обрезки  алюминиевой  проводки,  почему-то  тоже  никто  за  руку  не  поймает.  Наверно  потому,   что  приемщикам  это  выгодно,  а  всем  остальным  наплевать.

Что  касается  меня,  то  я  и  теперь  жила  там  без  электричества.  Когда  после  ДТП  я  2  года  в  деревне  не  появлялась,  электричество  мне  "отрезали".  Буквально.   Сняли  проводку  от  линии  к  дому.   А  подсоединиться  снова  стоит  таких  денег,  что  теперь,  когда  я  бываю  там  наездами,   уже  нет  никакого  смысла  это  делать.   И  поскольку  меня  отсоединили  не  взирая  на  то,  что  у  меня  было  оплачено  вперед,  то есть,  я  оплатила  то  электричество,  которое    еще  не  потратила,  то теперь   я  с  легким  сердцем  и  чистой  совестью  нужное  мне    электричество  просто  уворовываю.  Обзавелась  длинным  проводом  и  подсоединяюсь  к  проводке,  идущей  в  соседний  дом,  практически  не обитаемый.   Подсоединяюсь,  естественно  ДО  электросчетчика  соседнего  дома.   И  если  кто  при  этом  и  страдает,  так  только  поставщик.   И  поделом  -   с  людьми  и  их  обстоятельствами  надо  считаться,  а  не  отрезать   свет  почем  зря  в  расчете  нажиться  на  повторном  подключении.
И  вот  в  такую  тьмутаракань  я  еду  «отдыхать»,  не  имея  никакого  представления  о  том,  цел  ли  дом  вообще  и  приезжает  ли  автолавка  в  частности.    Все,  что  я  знаю,  что  изменилось  расписание  «кукушки».   На  мой  полустанок  по  имени  «о.п.  220 км»  она  приходит  теперь  не  в  8  вечера,  а  в  11  ночи.   Идти  до  деревни   ночью  страшно.  Ногу  подвернешь  -  и  съедят  тебя  за  ночь  кабаны,  если  раньше  того  сам  не  помрешь  от  страха.    Поэтому  теперь  я  буду  ездить  на  кукушке  до  узловой  станции  Сонково  (это  еще  час  в  дороге),  ночевать  там  в  зале  ожидания,  а   утренним  встречным  поездом   ехать  обратно   до  своего « двести  двадцатого».

Интересно,  каково  мне  все  это  покажется  после  полугода  цивилизованной  "дачной"  жизни  в  спокойной  израильской  глубинке  с  чистым  горным  воздухом?
 

6 комментариев:

  1. Говоря молодежным языком, ЖЕСТЬ!!!

    ОтветитьУдалить
  2. А нафига? Экстрима не хватает ? Там поди и сотовая связь не работает, а даже если и работает то если припрет ждать помощи долго придется.
    Есть куча способов проще.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А что именно "нафига"?
      И куча способов чего именно проще-то?

      Я ж не отдыхать в традиционном смысле туда еду!
      Я еду за памятью. 20 лет жизни - не баран начихал.
      Ностальгия - с!

      Мобильная связь, кстати, там работает. Ну, не из хаты, а если выйти на пригорочек повыше. Да и из хаты, если залезть на чердак, тоже позвонить можно.

      Если что случится, соседи с машиной вывезут.
      Вот что там действительно страшно - это зимовать. Тогда помощи можно и не дождаться.

      Удалить
    2. И еще.
      Сходить за черникой в лес - для меня счастье.
      И не меньшее счастье - сходить за белыми грибами.
      Сами грибы мне и на дух не нужны, отдам соседям. Но найти беляка, а то и целый выводок - вот это кайф!

      Удалить
  3. Очень понимаю. У меня когда-то был дом во Псковской обл. на высоком берегу реки. Красотища. Черника, малина ведрами. Иногда хотелось просто погулять там по лесу.
    Согласна с Вами, нужно поехать (если силы есть). Таким образом очень хорошо лечится ностальгия. Либо отпустит на некоторое время , либо вовсе пройдет (если сейчас в руке что-то лучше)
    Я съездила, погуляла и поняла , что все это о ч е н ь далеко для моих теперешних сил. Теперь живу спокойно на своей даче рядом с городом и радуюсь тому, что имею.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Настоящей, болезненной, острой ностальгии нет ни по Москве, ни по деревне.
      Единственно, что хочется, потрепаться с друзьями, у которых нет Интернета.
      Ну, и по грибы-ягоды сбегать. Разок. Больше не надо.

      Удалить