четверг, 11 августа 2016 г.

Московская богадельня номер шесть

Собственно,  ехать  туда  я  в  этот  день  не  собиралась.  Просто  я  сидела  в  метро  в  интернете  (дома  его  не  было),  а  потом  вдруг  решила  -  а  не  съездить  ли?  И  совсем  забыла,  что  фотоаппарата  с  собой  у  меня  нет.  Так  что  -  картинок  не  будет,  только  слова.

Ехать  до  пансионата  можно  как  от  станции  метро  Коньково,  так  и  от  Юго-Западной.  Второе  мне  удобнее,  так  как  не  требует  пересадки  в  метро.  Но  зато  и  автобус  оттуда  -  только  один,  и  ходит   он   раз  в  20  минут.  А  от  Конькова  -  штук  шесть,  и  суммарно  получается,  что  ходят  они  чаще.

Я  не  была  уверена,  что  в  этом  пансионате  тоже  бывают  "дни  открытых  дверей",  но,  тем  не  менее,  сказала  охране  правду  -  "я  на  экскурсию".  И  (вопреки  моим  опасениям)  меня  без  лишних  слов  пропустили.

Внизу  на  входе  сидела  девочка  в  инвалидном  кресле.  Она  была  "при  исполнении",  вникла  в  мою  проблему  и  проводила  к  старшей  медсестре.  Я  объяснила  той  свою  проблему,  и  она  сказала,  что  сейчас  закончит  какое-то  неотложное  дело  и  займётся  мной.  А  пока  я  должна  выйти  из  её  кабинета  и  подождать  в  коридоре  на  диванчике.

Я  посидела  минут  пять  и  поняла,  что  зря  теряю  время.  В  кабинет  сестры  заходили  люди в белых халатах,  они  разводили  там  ляля-тополя,  не  обращая  на  меня,  ходившую  перед  их  открытыми  дверями,  никакого  внимания.  И  я  стала  отлавливать  колясочников,  ездивших  по  этому  коридору,  и  их  расспрашивать.  Наиболее  словоохотливой  оказалась  лысая  бабушка  в  сетчатой  вязаной  шапочке.  Она  рассказала,  что  палаты  тут  в  основном  на  двоих,  троих  и  даже  четверых.  Что  попасть  в  однушку  практически  нереально.  Я  загрустила  и  хотела  уже  поставить  на  здешнем  пристанище  большой  и  жирный  крест,  но  что-то  меня  остановило.  Мне  захотелось,  чтобы  эти  палаты  мне  всё  же  показали.  И  я  снова  стала  отлавливать  людей  в  белых  халатах  и  просить  сделать  мне  экскурсию.

И  одна  согласилась.  Сказала,  что  на  этом  этаже  живут  люди,  совершенно  не  способные  себя  обслуживать.  А  крепенькие  старички  вроде  меня,  передвигающиеся  на  своих  двоих,  живут  на  другом  этаже.  И  привела  меня  в  пустующую  двушку.  Было  видно,  что  она   образована  из  двух  однушек,  между  которыми  в  капитальной  стене  сделан  пролом,  завешенный  тряпочной  занавеской.  Таким  образом  человек,   живущий  за  занавеской,  оказывается  как  бы  владельцем  однушки,  а  житель  второго  отсека  живет  таки  в  двушке.  Именно  из  его  комнатёнки  вход  в  туалет,  и  сосед  будет  шастать  мимо  него  днём  и  ночью.  Туалет,  кстати,  огромный,  даже  с  душем.  Так  что,  мыться  можно  по  желанию,  а  не  по  разнарядке  раз  в  неделю,  когда  общий  душ  на  этаже.

Я  попросила  показать  мне  и  другие  номера,  но  сопровождающая  не  согласилась,  мотивируя  отказ  тем,  что  не  хочет  беспокоить  живущих  там  людей,  а  этот  номер  -  единственный  свободный.   И  это  при  том,  что  люди  стоят  в  очереди  на  заселение  в  этот  пансионат!  Пустующий  номер!  Как  же!    Из  всего  этого  я  сделала  вывод,  что  этот  номер  пустует  всегда,  он  именно  "показной".  Люди  клюют  на  него,  а  заселяют  их  потом  в  совсем  другие  условия.   Какие  -  мне  не  показали.

Поняв,  что  в  этот  свой  визит  я  уже  ничего  другого  не  увижу,  я  вышла  во  двор  и  пошла  осматривать  территорию.  Она  довольно  ухоженная.  При  входе  цветничок,  фонтан.
Перед  входом  в  здание  физинструктор  проводила  зарядку  для  колясочников.  Кто-то  вяло  шевелился,  кто-то  просто  сидел,  отбывая  повинность.

Особенно  меня  обрадовало,  что  к  пансионату  примыкает  совершенно  дикий  кусок  лесопарка  с  лавочками.  Когда  совсем  обрыднет  смотреть  на  окружающую  действительность,  можно  будет  там  скрыться  от  всех  и  отойти  душой.  Это  -  пока  будут  носить  ноги.

С  другой  стороны  здания  на  лавочке  сидела  импозантная,  хорошо  одетая  бабуля.  Да  что  там  -  "бабуля",  пожилая,  очень  пожилая  женщина.   Я,  спросив  разрешения,  подсела  к  ней  и  разговорила.

Оказалось,  что  она  в  прошлом  работала  в  Госплане  (не  шваль  подзаборная!).  У  неё  две  дочери  и  очень  хороший,  заботливый    зять.  Именно  он  и  определил  её  сюда.  Зять  оплачивает  её  одноместное  проживание  в  люксе.  Сколько  платит  -  этого  она  не  знает.  Или  не  помнит.  У  неё  крепко  не  в  порядке   с  памятью.  Всю  свою  историю  примерно  в  одних  и  тех  же  выражениях   она  изложила  мне  раза  три.

Возможно,  через  год  я  буду  такая  же.  Но  вряд  ли  я  буду  жить  в  одноместном  люксе.

Господи,  подумала  я  в  заключение.   Есть  дети  -  нет  детей...     Хорошие  дети  -  плохие  дети...      Никто  не  застрахован  от  богадельни.






6 комментариев:

  1. Мария Борисовна, здравствуйте! Т.к. я немного в теме проблемы, которая тут обсуждается ( есть большой московский и небольшой израильский стаж работы врачом) несколько моментов, о которых вы забыли:
    1. Относительно здоровому пожилому человеку абсолютно все равно, в каком бейт-авоте проводить старость-тут я согласна, что в Москве в платном бейт авоте приятнее и спокойнее
    2. Проблема начинается, когда случается болезнь. Я имею в виду, не сопли и не понос, а настоящая медицинская ПРОБЛЕМА. И тут оба ( и московский и израильский) действуют по одинаковым правилам-избавляются от проблемы как можно быстрее. Просто потому что бейт авот-это не лечебное учреждение, не больница. И переводят такого человека в больницу. Обычную. Вам рассказать про московские городские больницы ? Лечить вас будут в 2х случаях-или вы платите или за вас кто-то хорошо попросит. Можно платить. Московская медицина сейчас на неплохом уровне. Но деньги рано или поздно заканчиваются, а болезнь в пожилом возрасте-это, как правило, не аппендицит. Т.е. нужна реабилитация и т.д.
    3. В случае Израиля-тоже ничего хорошего лежать в израильской больнице. Но бесплатно-это раз. И во-вторых, самое главное-если, не дай Бог, дело касается инфаркта или инсульта-в первом случае без учета возраста и если есть хоть какой-то прогноз-это коронарография и стентирование. В случае инсульта-реабилитация. Опять же, это касается больных, которые имеют потенциал. Т.е. сохранны. В остальных случаях-просто уход. Но в медицинском учреждении.
    Если у вас расширенная медицинская страховка-еще лучше. Т.е. условия реабилитации, часы социальных работников-все в улучшенном варианте.
    В общем," думайте сами, решайте сами". Удачи в любом случае и не болейте)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Екатерина, можно вопрос? Я много раз слышала, что в израильских бейт-авотах есть отделения для лежачих больных. То есть для тех, кто уже не может сам передвигаться, а порою и мало что соображает. Их вроде бы ни в какие больницы не переводят (вы как врач лучше меня знаете, что в израильских больницах долго не держат). Или вы такие состояния не относите к болезни?

      Удалить
  2. Это סיעוד מורכב
    когда лечить уже нечего и некого. Поддерживать жизненные функции.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Что касается меня, то я бы не хотела, чтобы в таком состоянии мои жизненные функции поддерживались. Я бы хотела, чтобы их прекратили, но только заведомо безболезненным для меня способом.
      Могу ли я заранее как-то распорядиться на этот счёт?

      Удалить
  3. Вам сейчас правда об этом не надо думать. Такие распоряжения дают люди как правило с неизлечимой болезнью ( онкологией и.т.д)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. У нас в роду все инсультники. И я бы не хотела жить растением ПОСЛЕ инсульта. Меня бы больше устроило, если бы меня не спасали, а помогли бы безболезненно уйти.
      Я и сейчас, засыпая, молю Бога:"Господи, засни меня без просыпа."
      Я взяла от жизни всё, что могла и хотела. И на этом - точка.

      Удалить