суббота, 9 февраля 2013 г.

6 февраля - перемещение из Москвы в Маалот.

На  дворе  был  небольшой  плюс,  и  с  неба  сеялась  мелкая  влага.
Я  смотрела  на  свой  заснеженный двор  и  думала,  что,  возможно,  в  такое  зимнее  сугробное  время  я  его  вижу  в  последний  раз  в  жизни.
Таксист подъехал в 6-00,  секунда в секунду,  что  для  Москвы  с  ее  непредсказуемой  дорожной обстановкой  было  странным.
Может,  Боженька  вынул  его  из  кармана  и  поставил  на  землю прямо  у  Крымского  моста?
Это  был  микроавтобус  на  2  семьи.  Нам  предстояло  забрать  по  пути  еще  одних  переселенцев.
По  пути  еврейский шофер из  благотворительной  организации  довольно  досконально  выспросил, кто я,  зачем  и  почему  еду.  Было  похоже,  что  это  не  просто  беседа,  чтобы  не  заснуть  за  рулем.  Может,  он  тоже  ведет  где-то  свой  блог? :-)))
Вторая  семья,  которую  мы  попутно  прихватили,  оказалась  молодым  человеком в единственном  экземпляре.  И  всю  дорогу  до  Домодедова  уже  он  "отчитывался"  перед  водителем,  а  я  только  слушала.
Багажа  у  него  было  всего  два  места  -  рюкзак  и  рюкзачонок,  а  у  меня  две  больших  коробки,  которые  я  с  трудом  поднимала  (по  13 кг,  как  потом  оказалось),  огромный,  но  легкий  (8 кг)  рюкзак,  рюкзачонок за плечами  (ручная кладь)  и  довольно  увесистая  сумка на шее  (с ноутбуком, тонометром,  фотоаппаратом  и  прочей  бесценной  для  меня электроникой).   И  поскольку  нас  с  ним  привезли  как бы в одной группе,  этот молодой  джентльмен  невольно   "влип"  в  помощь  старушке  (как  чисто  физическую,  так  и  интеллектуально - организационную).
Скорее  всего,  я  и без  него  бы  не  погибла,  но  с  ним  было  комфортнее  по  всем  статьям  -  и  чисто  физически,  и  организационно.  Он  честно  нес  свою  невольную  ношу  и,  думаю,  ему,  как  человеку  верующему,  это  зачтется.  Мой  вклад  в  его  благополучие  ограничивался  лишь  отпусканием  его  покурить  и  сторожением  его  вещей,  что,  конечно,  далеко  не  пропорционально  его  усилиям.
Долетели  мы  быстро и незаметно  (для  меня).  Ну  что  такое  четырехчасовое  сидение  в  уютном  кресле  в  сравнении  с  шестнадцатичасовой  дорогой  от  Москвы  до  Питера  на   четырех  электричках?  Никаких  переживательных  эмоций  по  поводу  опасностей  воздушного  сообщения  я  не  испытывала,  так  как  не  ценю  свою  теперешнюю  жизнь  ни  в  грош,  и  любой  вариант  меня  устраивал.  Самое  ужасное  началось  при  снижении.  Дело  в  том,  что  я  летела полубольная.  Ну,  сопли там,  кашель.  А  как  стали  садиться,  я  обнаружила,  что  у  меня есть еще и уши:  их  заложило и они дико  заболели. До  слез.  Надо  было  очень  часто  глотать  -  только  при  глотании  что-то там  щелкало и открывалось  и  давление снаружи и внутри выравнивалось.  Слюней  от  леденца  на  частое  сглатывание просто  не хватало.  Я  попросила  воды  и  только  так  смогла  прийти  в  норму.  И  то  не  до  конца  -  чувствовала  свои  уши  еще  долго.
По  прибытии  в  Бен-Гурион  оказалось,  что  в  нашей  группе  новых  репатриантов,  кроме  нас  двоих,  еще  человек 20.  И  бойкая  тетенька  начала  водить  нас  по  инстанциям.  В  одном  месте  мы  задержались  надолго.  Каждого  заводили  в  отдельную  кабинку  и  долго  расспрашивали  -  куда  он  едет,  по  какому  адресу  его  везти.  Это  -  чтобы  заказать  такси.  В  аэропорт  мы  прибыли в 14 по местному времени,  а в такси меня посадили где-то в 20.  Вместе  со  мной  (а  мне  на  крайний  север)  везли  еще  семью из Хайфы  -  это  по   пути.
В принципе,  на  этот  день  в  Израиле  по  прогнозу  был  намечен  дождь.  Но  весь  день  светило  солнышко,  а  как  сели  в  машину  (даже  несколько  ранее),  с  небес закапало.  И  чем  дальше,  тем  сильнее  барабанило  по  крыше  машины.  Стало  душевно  неуютно.  Едешь  в  чужой  дом,  не  известно,  встретят ли у подъезда.  Вылезать  простуженному  человеку  под  дождь  с  кучей  багажа....
В  общем,  когда  подъехали  к  Хайфе,  дождик  кончился,  и  попутчики  мои  пошли  без  зонтов.   Но  когда  мы  отъехали,  он  начался  снова.  Причем,  это  уже был не дождик, а тропический ливень,  барабанивший  по  крыше  с  жутким  грохотом.  Стало  совсем  страшно.  И  я  стала звонить хозяйке, чтобы встретила у подъезда.
Она и встретила  вдвоем  с  какой-то  микроскопической  старушкой - подружкой.  Дождь,  слава  Всевышнему,  почти кончился.  Дом  оказался без лифта, а тащиться нам пришлось со всем багажом на 4-й этаж.

Комментариев нет:

Отправить комментарий