четверг, 21 февраля 2013 г.

Поездка в Акко за израильским паспортом


       Вообще – то,  все нормальные люди  получили его еще в аэропорту  Бен-Гурион.
И  только  уроды  вроде меня,  спрятавшие документы в багаж, а не в ручную кладь,  должны  делать  это  теперь  по  месту жительства.  Но  орган  МВД  в  Маалоте  послал  меня  подальше,  а  именно  -  в  Акко.  Якобы,  у  них,  в  Маалоте,  чего-то  там нет.
И  вот  сегодня,  выбрав  теплый солнечный  день  без  дождя,  я  поехала.  Прямой  транспорт из  Маалота в Акко  не  ходит.   Сначала  надо доехать до Нагарии,  а  оттуда  другим  транспортом  ехать  в  Акко. Всего-то километров 25  (суммарно).  Я  думала,  что  это  раз  плюнуть.  Выеду себе  по  расписанию в 8-25  и  где -то  в десять, по – любому,  я уже  буду на месте.  Быстренько все сделаю,  а  в  оставшееся  время  осмотрю старый город и «пощупаю»  море,  очень ли оно соленое  J.
Так  ни  фига!  Автобус  на  Нагарию  опоздал  минут  на  25.  А в Нагарии  (язык до Киева…)  какие-то советчики запихнули меня в  маршрутку,  которая  в  Акко - то  приехала,  но  на  другой  конец  города,  где  мне  надо  было  дождаться  еще  одного  автобуса  и  ехать  еще  минут  15-20.   И в довершение  всего оказалось,  что  тамошняя  ментовка  работает  с 14-30,  что  мне  по-английски  растолковала  дама  при  входе,  вооруженная  металлоискателем.   Кроме  того,  может  оказаться,  что  прием  будет  по   предварительной  записи,  и  я  просто  пролечу.
От  таких  радужных  перспектив  у  меня  пропал  всякий  интерес  к  Акко,  как  к  туристическому  месту,  и  я  просто  спросила,  где  тут  посидеть  на  лавочке и в теньке.  Мне  сказали,  что  рядом  -  роскошный парк.  И  вот  я  в  нем,  сижу  за  столом  для  пикников.  Вокруг  много  выжженных  старых  кострищ  и  кучи  выброшенной одноразовой  посуды.  Народ,  как  и  повсеместно,  в  Израиле  за  собой  не  убирает.
Одна  радость  -  я  при  деле.   Уж  не  знаю,  почему,  но  я  взяла  с  собой  ноут.  И  сейчас,  удобно  сидючи  за  столом,  отстукиваю  сии  строчки.
На  солнышке  жарко,  да  и  экрана  не  видно,  а  в  теньке  удобно,  но  ветер  свищет  -  дай  божЕ.  Высижу,  сколько  смогу.
Когда я пришла,  парк  был  абсолютно  пуст.  Потом  приехала  пара  русскоязычных пенсионеров  на  некоем  четырехколесном  драндулете  на  электрическом  ходу.  Здесь  много  таких  самокатов.  Их  выдают  инвалидам  вместо  инвалидных  колясок.   А изобретательные  русичи  чем  только  их  не  дополняют!  У  этого  умельца  сзади  был  прицепчик  для  продуктов  и  прочего  барахла,  а  над  посадочными  местами  был  возведен  полиэтиленовый  шатер.  Получилась  мини-машинка  с  кузовом  и  багажником.  И  двигаются  эти  шарабанчики  довольно  быстро.   Мне  даже  самой  такой  завести  захотелось.
Всю  дорогу,  пока  мы  ехали  в  Акко,  я  смотрела  по  сторонам  и  старалась  понять,  моя  эта  страна,  или  нет.  Говорит  ли  она  хоть  что-то  моему  сердцу,  цепляет  ли  хоть  каким-то  боком  за  душу. 
Я  ведь  человек  хожалый.  Бывали  в  разных  странах  такие  моменты  и  такие  встречи,  что  уезжать  или  уходить  оттуда  не  хотелось.  Мгновенно  так  прикипаешь  душой,  что  расстаешься  со  слезами.  И  хочется  длить  и  длить  присутствие  в  этих  удивительно  родных  почему-то  уголках  земли.
Но  тут?  Нет,  нет  и  нет.   Возможно,  это  пройдет.  Возможно,  я отыщу  и  на  этой  земле  уголок,  где  если   и  не  смогу  поселиться,  так  хоть  буду  иметь  возможность  приходить  туда  хоть  изредка  и  отдыхать  душой.
Может,  я  еще  мало  что  здесь повидала,  но  тот  Израиль,  который  открылся  мне  сегодня  и  который  я  вижу повседневно  в  Маалоте,  это  не  моя  земля.  Не  земля  моего  сердца.  (Россия,  кстати,  тоже  не  моя  земля.  С  некоторых  пор  она  мне  стала  просто  ненавистна.)
Я  -  еврейка  по  рождению,  но  не  по  ощущению  себя  в  мире.  Я  человек  без  национальной  принадлежности.  Я  не  ощущаю  себя  членом  никакого  клана.  Не  принадлежу  ни  к  какой  общности  людей.  Разве  что  -  в  самом  широком  смысле:   я  -  человек.  Двуногое,  разумное  прямоходячее  существо.  Не  более  того.  У  меня  нет  никаких  культуральных  предпочтений.   Я сама  по  себе,  я  -  одиночка.
А  с  другой  стороны  -  не  все  так  плохо  складывается.   Где  бы  еще  в  мире    уж  точно  не  в  Москве!)   я  бы  вот  так  сидела  в  безлюдном  и  довольно  глухом  месте   (чета  русскоязычных  старичков  уже  уехала  на  своем  электромобильчике),  сидела  бы  с  материальной  ценностью  (ноутбуком)  на  руках  и  не  боялась  бы,  что  его  отнимут,  а  мне  надают  по  шее.   Кстати,  и  подъезды  тут  без  кодовых  замков.  Заходи  любой  (хоть  кошар,  хоть  клошар)  и  делай  свои  темные  делишки.   К  слову,  бродячие,  дикие,  ничейные   кошары  тут  на  каждом  шагу,  а  вонючие  клошары  типа  московских  бомжиков  здесь  мне  еще  не  попадались  ни  разу.
И  вот  чего  еще  я  никак  не  пойму,  как  у  израильтян   обстоят  дела  с  чувством  прекрасного?   Почему  им  не  хочется  строить  красиво?  Почему  современные  многоэтажки  так  неэстетичны?  Почему  одноэтажные  индивидуальные  дома  сделаны  как будто   не  для  себя?
Вопросы,  вопросы....    Получу  ли  ответ  хоть  когда - нибудь?
Что-то я немного  подзамерзла  в  тени  на  ветродуе.  Пойду - ка  на  солнышко,  да  и  до  начала  присутственного  времени  остался  всего  час  с  небольшим.   Пусть  мне  повезет,  пусть  я  попаду  на  прием,  а  не  уеду  ни  с  чем.   Второй  раз  мотаться  сюда   мне  совсем  не  катит.
 
 
Дописываю  уже  на  следующее   утро.
За  полчаса до начала приема у заветных  дверей  стал  собираться народ.  Русской  речи не слышно.  А  мне  так  надо было  узнать,  они  все  пришли  по  предварительной  записи   или  нет.  И я громко,  в  пространство  спросила,  говорит ли кто-нибудь по-русски?  Никто не отозвался.  И я пошла  в  сам  торговый центр    контора расположена именно  там),  чтобы найти кого-то русскоговорящего.   Вышла  на  лестницу,   а  там  стоит  парнишечка,  которому  по  возрасту  ну  никак  не  положено  знать  русский.  Но  я  и  его  спросила.  И с удивлением   услышала,  что  «таки да».
Оказалось,  что  его  родители 17 лет назад уехали из Западной Украины  (г. Ужгород),  и  сохранили в семье  не  «мову»,  а  настоящий  русский.  Сохранили настолько,  что  тогдашний  трехлетний  малыш  вырос  с  приличным  знанием  русского языка.
И вот этот  Дан  (Данечка),  потерявший  свой  теудат зеут и пришедший за новым,  и  стал  моим  гидом.  При  том  невероятном  скоплении  народа,  которое  образовалось  перед  заветными  дверями  к  14-30-ти,  не  было  никакой четко  организованной  очереди.  Казалось бы,  пришедшие  заранее  и  пройти  должны  были бы раньше  других.  Во  всяком  случае,  в  России  было бы именно  так.  Все  стояли  бы  в  затылок  друг дружке  и  ревностно  следили бы,  чтобы  припозднившийся  хитрован  не  проскочил бы раньше  других.
Тут же  -  ничего  подобного,  никакой  живой  очереди.  В  положенный  час  заветная  дверь  отворилась,  и  первыми  в  нее  зашли  те,  кто  очутился ближе к двери.  А  это  были  вовсе  не  те,  кто  пришел  раньше  других.  И  никто  не  кричал  на  иврите,  что  «вас  здесь  не  стояло».
Хорошо,  что  я  каким-то  седьмым  российским  чувством  определила,  что  надо  держаться  именно  ближе к двери.  И  мы  с  Даней  были  практически  в  первых  рядах.   Слава  Богу,  что  я  его  все же нашла,  потому что тетечка на первичном  (распределительном)  приеме  не  секла  «руссит»  абсолютно.  И  только  благодаря  Дане  она  дала  мне  направление  к  русскоговорящей  сотруднице.  Таким  образом,  мы с Даней «отстрелялись»  невероятно  быстро.  Но  время  шло  уже  к  16-ти,  а  темнеет   в половине шестого.  Гулять  по  городу  было   некогда,  и  мы  с  Даней  двинулись  в  обратный  путь,  благо,  он  был  из  Нагарии  и  половину  пути  мы  были  попутчиками.
В  Нагарии  нужный  мне  автобус  ушел  прямо  из-под  носа.  Я  пыталась  сориентироваться  по  вывешенным  расписаниям  самостоятельно  (Даня  до  автостанции  не  доехал,  сошел  ранее).  И  вот  тут-то я поняла,  что  не  могу  без  посторонней  помощи  понять  ничего.  Цифры,  они  и  в  Африке  Израиле  цифры.  Я  могу  понять,  которые из них означают  номера  автобусов,  а  которые  -    время  отправления.  Но  вот  КУДА  едет  данный  автобус,  понять  без  переводчика  невозможно.  А  дергать  постоянно  окружающих  мне  уже  порядком  обрыдло.  Поэтому  я  просто  спрашивала  каждого подъехавшего и открывшего дверь водителя  «Маалот?»  и  когда  услышала  что-то,  похожее  на  подтверждение  моей  догадки,  села.  Правда,  для  большей  уверенности  я  задала  тот  же  вопрос  пассажирам,  и  когда  мне  согласно  закивали,  успокоилась  окончательно.
Надо  сказать,  что  перемещение  автобусом  в  Израиле  приятнее,  чем  в  России.  То  ли  у  них  рессоры  лучше,  то  ли  дороги  глаже,  но  не  трясет  абсолютно,  а  мягко  укачивает.  И  я,  как  могла,  боролась  со  сном,  так  как  объявляемых  водителем  остановок  я  тоже  не  понимала.  Мне  надо  было  смотреть,  чтобы  не  пропустить  свою  остановку.  То,  что  мы  подъезжаем  к  Маалоту,  я  поняла  уже  издали.  Город  на  горе,  и  на  самой  ее  верхушке,  возвышаясь  над  всей  округой, торчит  некое  сооружение,  напоминающее  гигантский  факел.  Мне  надо  было  сойти  именно  рядом  с  факелом.  Но  когда  въехали  в  город,  факел  из  поля  зрения  пропал.  И  я  стала  смотреть  на  остановки  в  надежде  узнать  знакомую.
И  ведь  не  узнала!  Только  когда  стало  сходить  очень   много  народа,  я  без  всякой  надежды  спросила  водителя  наудачу:  «Мерказ?»  Он  утвердительно  закивал  и,    прервав  встречный  поток  пассажиров,  уже  начавших  входить,  выпустил  меня.  Вот  так,  считай – случайно,  я  добралась  до  дома  уже  в  полной  темноте.
В  общем,  как  я  поняла,  ездить  здесь   -    довольно  неприятное  и  нагрузочное  для  психики  занятие.  Даже  в  Норвегии  мне  не  было  так  неуютно.   Алфавит-то латинский,  и  худо – бедно  всегда  можешь  прочитать  название.  А  тут  -  фигушки!  И  главное,  это  пожизненно.  Никогда  не  одолеть  мне  эту  восточную  вязь  ни  на  каком  уровне.  Память  -  ёк.   А без  нее  -  никуда.
Тем  не  менее,  как  бы  то  ни  было,  в  кармане  теперь  у  меня  молоткастый серпастый  израильский  паспорт.   В  пластиковую  серенькую  обложечку  с  традиционным  семисвечником  на  выдавленном  гербе,  расположенном  на  противоположной  российской  традиции  (обратной)  стороне  обложки,  вложено  одностраничное  удостоверение личности   с  фотографией и номером,  закатанное  в  пластик.   Многостраничного  паспорта  в  российском  понимании  этого  слова,  куда  можно  вписать  детей,  поставить  кучу  прописок,  здесь  нет.  Здешний  паспорт  -  просто  удостоверение  личности.   И  что  там  написано  -  тайна  за  семью  печатями.  Для  меня.
Еще  в  эту  обложечку  всунута  столь  же  непонятная  для  меня  бумажка  с  буквами  и  цифрами.  Надо  будет  кого-нибудь  поспрашивать,  с  чем  ее  едят.
 

4 комментария:

  1. Да, как-то все у вас нерадостно... Может, оттого, что в Маалоте живете?
    Какая-то современная архитектура в Израиле, безусловно, есть. Прежде всего в Тель-Авиве. Ну и в Иерусалиме застройка очень оригинальная.
    Бумажка в паспорте - это информация о вашем адресе, а также о супруге и о детях.

    ОтветитьУдалить
  2. Женя, свой родимый полудеревенский Маалотик мне не захотелось променять ни на Нагарию, ни на Акко. Не думаю, что захочется на Т-А или Иерусалим.
    Мне и Москва-то обрыдла! А она, вроде бы, родная и языково - понятная.

    ОтветитьУдалить
  3. Маша, лиха беда - начало !.. Скоро ТАК потеплеет - что будете еще вспоминать с тоскою "прохладный февраль". ;-)) Так что начинайте путешествовать, пока не приПЕКЛО..!! Кстати, там пенсионерам проезд бесплатный ?
    https://plus.google.com/u/0/104251562376196268622 (( подпись ))

    ОтветитьУдалить
  4. Да Вам может скоро наскучить эта глушь (тем более, деревня Маалот).
    Москва - понимаю, бурная жизнь. Но Вы к ней привыкли, хоть и считаете, что это вам надоело.
    Глушь надоест гораздо быстрее. По себе знаю.

    ОтветитьУдалить