вторник, 19 февраля 2013 г.

Местные реалии

Маалот, как я уже писала, он не просто Маалот. Он - Маалот-Таршиха.

Это два, административно слитых в одно, городских образования. Маалот - еврейский город (20 тыс. населения), а Таршиха - арабская деревня (5 тыс. населения).

Каждая народность предпочитает свой ареал обитания и живет, не смешиваясь с соседями. Они и территориально разделены - между ними проходит довольно крупная шоссейка всеизраильского значения.

Арабы, судя по литературе, вроде бы не исламисты, а христиане. То есть, по идее, должны быть мирными и не страшными. Они работают и в Маалоте. Например, у моей хозяйки лечащий врач - араб. Учился, кстати, в Москве, и прекрасно говорит по-русски. Не удивлюсь, если его речь окажется чисто московской, без биробиджанской специфики, и он не говорит "лОжить" вместо "класть".

У меня эта Таршиха - перед глазами ежедневно и еженощно. С высоты моего 4 этажа дома, стоящего на горе, видна она вся. ДомА, скомпонованные довольно кучно, лезут вверх, на соседнюю гору. А в 5 утра оттула несется заунывное пение под музыку. Это радиофицированный муэдзин напоминает православверным, что настал час утренней молитвы. Сейчас окна закрыты и слышно не очень. А что будет летом?

2 комментария:

  1. Значит, не все из этих арабов христиане. У христиан муэдзинов не бывает.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А если мусульмане, то обязательно агрессивные и страшные?
      В конце концов, фанатиков во всех религиях всегда хватало.
      И я не знаю, сводил ли кто-то дебет с кредитом в отношении представителей разных религий по количеству убиенных ими "неправоверных" (во имя и во славу своей религии).
      Собственно, именно поэтому я против любой религиозности вообще.
      Будь человеком, не делай другому гадостей, ну, и так далее в свете 10-ти заповедей...
      Но выслуживаться, елозить перед КЕМ-ТО на брюхе, умильно заглядывая в глазки (пусть и фигурально) - это мне претит.

      Удалить