пятница, 31 мая 2013 г.

Заповедник «Хоф Дор а-Боним».


Все  началось  с  того,  что  мой  добрый  израильский  знакомец Э.Г.,  балующий  меня  время  от  времени  своими  роскошными  слайд-фильмами,  прислал  мне  фотоотчет  о  поездке  на  самое  красивое  побережье  Израиля. 

Этот  изрезанный  бухтами  и  бухточками  пятикилометровый кусочек  берега     расположен    двадцатью  километрами  южнее  Хайфы  между  поселками  ХаБоним  и  Нахшолим.  Там    не  очень  давно  был   учрежден  заповедник  «Хоф Дор а-Боним».

Само  собой,  я  тут  же  загорелась  идеей  съездить  туда.  Без  всяких  экскурсий,  благо,  место  это  абсолютно  доступно  на  рейсовом  транспорте.  Подумаешь  -  всего-то  автобусом  до  Нагарии,  потом  поездом  до  Хайфы,  и  затем  снова  автобусом  до  места.  Ну,  ПОЧТИ  до  места.   А  потом  еще  ножками  протопать  километра  3 или 4  до  самогО  побережья.

Естественно,  полезла  в  Интернет.  Там   -  сплошные  восторги.   Скалы,  изъеденные  водой  и  временем,  подходят  к  самой  кромке  прибоя.  Этакие  лунные  пейзажи  в  соседстве  с  бирюзовой  гладью.  И  что  меня  абсолютно  подкупило  -  там  в  лужицах  испаряющейся  морской  воды   образуются  совершенно  потрясающей  красоты  соляные  кристаллы.  Ну  как  можно  жить  дальше,  если  не  увидеть  все  это  своими  глазами?
 

И  поскольку  знающие  люди   (http://botinok.co.il/node/32752)   советовали  ехать  туда  с  ночевкой,  чтобы  увидеть  закат  и  встретить  рассвет,  я  и  поехала  на  два  дня.  Палатку  решила  не  брать,  а  переночевать  просто  в  спальничке  на  берегу,  благо  погода  ожидалась  отличная.

Вышла я из дома где-то в 5 утра  в  полном  боевом  облачении,  поскольку  в  это  время  было  очень  даже  не  жарко. 


Да  еще  и  свитер  с  собой  взяла  на  всякий  пожарный.  Ну,  мало  ли.  Лучше  перебдеть,  чем  недобдеть:  будет  жарко  -  не  надену,  а  если  холодно  -  пригодится.

Двадцать  минут  ходьбы  вверх  по  своим 365-ти  ступенькам,  короткое  ожидание  автобуса,  двадцать  минут  езды  -  и  я  в  Нагарии.  Железнодорожный  вокзал  тут  же,  рядышком.  Электричка  удобная,  кресла  мягкие,  столики,  как  в  купе.   Минут 40 в пути – и мы в Хайфе.

И  вот  тут-то  началось. 
 Куда  идти  на   автобус  -  не  ясно  абсолютно.  Значит,  надо  спрашивать.  Кого?  Все  спешат  на  работу,  утро  ж  раннее.   Выбрала  неторопливых  старичков,  думала  -  русские.   Ан  -  нет,  ивритоговорящие.  И  поскольку  они  приняли  во  мне  горячее  участие,  отказываться  от  их  услуг  и  искать  русских  мне  было  неудобно.  Собственно,  два  нужных  слова на  пиджин - инглише «автобус  стейшн»  они  поняли,  но  сами  не  знали,  где  эта  «стейшен».   Сначала  они  меня  повезли  на  лифте  вниз,  но  вовремя  поняли,  что  запилились  не  туда.  Тогда  они  стали  спрашивать  у  других  носителей  языка.  В  результате  мы  снова  поехали  на  лифте,  но  уже  на  3  этажа  вверх.  Там  меня  передали  еще  кому-то  и  уже  этот  кто-то  и  довел  меня  до  справочной,  где  по  названию  места,  куда  мне  нужно,  тетенька  сообщила  мне  номер  терминала,  от  которого  нужный  мне  автобус  и  пойдет.   И  я  до  сих  пор  не  могу  взять  в  толк,  каким  образом    между  уровнем  железной  дороги  и  автодорогой    образовалась  «нестыковка»  по  высоте,  которую  надо  преодолевать  на  лифте.  

Еще  двадцать пять минут  езды  -  и  я  высаживаюсь  у  поворота  на  Нахшолим.  Туда  ведет  отличная  шоссейная  дорога,  обсаженная  деревьями.   Все  бы  ничего,  но  мне,  пардон,  НАДО.  А  "куда  податься  бедному  еврею"?  За  деревьями  -  сетка,  ограждающая  какие-то  фруктовые  посадки,  по  дороге  то  и  дело    шмыгает  транспорт  туда – сюда.  Ну,  не  уединиться  никак.  И  это  было  самым  тяжелым  переживанием  во  всей  моей  поездке.   Хорошо,  примерно  через  километр  я  обнаружила  в  сетке  дырку,  кое-как  затянутую  колючкой.  И  вот  только  там,  в  полном  отчаянии,  с  риском  порвать  амуницию  и  быть  укушенной  за  сеткой  сторожевыми  псами,  лай  которых  был  слышен,  я  и  обрела  наконец  желанное  уединение.

Иду  дальше.  Смотрю  -  у  самой  асфальтовой  кромки,  «лицом»  к  дороге  сидит  краб  с  явным  намерением  пересечь  шоссейку.  Но  при  том  траффике,  что  там  был,  и  при  его  скорости  затея  эта  была  явно  смертельная.   И  я,  дуреха,  решила  его  спасти  -  отнести  до  моря.  Взяла  его  двумя  пальцами  за  спинку  и  понесла,  думая  с  запозданием:  а  то  ли  я  делаю?   Может,  есть  и  сухопутные  крабы  тоже,  и  он  именно  такой?  Но  у  краба  ведь  не  спросишь,  а  он  пытался  столкнуть  мои  пальцы  всеми  своими  восемью  коленками  и  единственной  левой  клешней  (он  оказался  еще  и  калека).    И  вдруг  я  услышала  плеск  воды.  Слева  были  рыборазводные  пруды,  Значит,  краб  был  явно  водяной.  Тут-то  с  легким  сердцем  я  его  и  отпустила,  правда,  через  километр  от  места  поимки.  Так  что,  если  у  него  осталась  там  семья,  она  все  равно,  считай,  осиротела.   И  я  в  очередной  раз  для  себя  решила,  что  нефиг  вмешиваться  в  жизнь  природы  и  кого-то  спасать.  Природа  сама  разберется.

Долго  ли,  коротко  ли,  но  я  дошла  до  берега.   Как  раз  в  месте  расположения  какого-то  отдыхательного  заведения.  Кругом  были  коттеджики  разной  архитектуры.  В  основном  -  типично  домообразные,  но  некоторые  поражали  своей  экзотической   куполообразной  формой.


Мне  было  на  север,  туда  я  и  пошла  по  кромке  прибоя,  так  как  по  мокрому  песку        идти  легче.
В  море,  на  островке,  я  увидела  палатки,  но  мне  туда   было  не  добраться.  Решила,  что  буду  присматривать  место  для  ночлега  по  пути.
 
 
Впереди  на  этом  мысу  -  развалины  древнего  города  Дор,  упоминавшегося  еще  в  Танахе


Много  позже,  в  средние  века,   тут  обитали  крестоносцы.  И  вообще,  кто  только  не  жил  на  этих  древних  берегах.  По  идее,  тут  когда-то  велись  раскопки.  И  многое,  действительно  расчищено  для  обозрения.   Но  многое  до  сих  пор  скрыто  под  толщей  грунта.  Вот  чтО,  например,  можно  будет  найти  в  земле,  если начать   "танцевать"  вот  от  этих  обработанных  и  явно  древних  камней?


Но  меня,  если  честно,  куда  больше  порадовали  синие  сухоцветы.  На  своем  подмосковном  огороде  я  специально  выращивала  их  через  рассаду,  а  тут  они  растут  в  диком  виде,  буквально  покрывая  землю  сплошным  ковром.  Большинство  уже  отцвело  и  пожухло,  и  я  поняла,  что  приехала  слишком  поздно.  Но  я  решила,  что  обязательно  приеду  сюда  на  следующий  год  недели  на  3-4 пораньше,  чтобы  насладиться  их  синевой,  разливанной,  как  море,   .


А  вот  и  сами  раскопки.


Работы  сейчас  не  ведутся.  Все  законсервировано,  прикрыто  чем-то  сверху.  И  похоже,  уже  давно.


Древние  постройки  уходят  в  море.  Говорят,  под  водой  тоже  много  всего  интересного.  Вплоть  до  пушек,  брошенных  Наполеоном.  Будь  это  в  России,  здесь  бы  "резвилось"  множество  "черных  археологов".   А  тут  пока  спокойно.


А  меня,  как  всегда,  радуют  цветочки,  растущие  в  песке  среди  ракушек.


 


Увидев  рыбаков,  решила  посмотреть,  что  же  здесь  ловится.


Ребятки  по-английски  не  понимали  абсолютно,  Пришлось  разыграть  целую  пантомиму,  показывая,  как  это  принято  в  России,  руками постепенное   увеличение  размера  рыбы.  Наконец  они  все  поняли,  расхохотались  и  открыли  пакет.  Там  были  явно  морского  вида  рыбки  размером  куда  меньше  монфортских  карасей.  Этих  на  сковородку  нужно  штук  шесть.


Но  рыбачок  был  и  этим  вполне  доволен.


А  дальше пошел  скалистый  берег  с  изъеденными  водой  и  ветром  камнями,  с  гротами  и    бухточками.  И  вот  такая была  там   сквозная  дыра  в  скале,  через  которую  море  видно:


А  того,  за  чем  я  ехала,  чем  соблазнилась,  то есть,  роскошных,  умопомрачительных  соляных  кристаллов,  я  так  и  не  увидела.   Не  потому,  что  плохо  искала.  Лужиц  с  испаряющейся  морской  водой  там  предостаточно.  Но  ни  в  одной  из  них  я  не  нашла  ничего,  даже  отдаленно  похожего  на  те  крупные  кристаллы,  чужая  фотография  которых  приведена  в  начале  этого  поста.    Везде  была   мелкая  белесая  соляная  крупка  типа  крупной  поваренной.  Видимо,  процесс  кристаллизации  настолько    тонок  и  конечный  результат  так  сильно  зависит  от  условий  (концентрации  солей,  температуры  и  Бог  знает,  чего  еще),  что  снимки  уникальных  кристаллов,  что  приведены    в  блоге   (http://botinok.co.il/node/32752),  являются  невероятной  удачей.
А   мне  "посчастливилось"   увидеть  только  это:



А  вот  так  выглядит  "почва"  под  ногами,  и  ходить  по  такой  сверх-пересеченной  местности  с  моими  увечными  ногами  было  довольно  тяжко.


По  дороге  встретилась  и  довольно  большая  лужа  с  соляными  берегами.  Но  почему  в  ней  вода  красная,  кого  в  ней  "замочили"  -  вряд  ли  кто  знает.


Я  шла  вдоль  берега  и  снимала,  снимала...   Каждый  ракурс  казался  интересным.






Белое  на  воде  -  это  просто  плавучий  мусор.  Почему-то  именно  в  этом  месте  он  концентрируется.





И  вот,  наконец,  я  нашла  свое  будущее  ночное  "лежбище".  Плоский  серый  наклонный  камень  вверху  снимка  так  и  просился  на  роль  подушки.  Я  выровняла  песочек  между  ним  и  черным  камнем  и  пошла  дальше,  оставив  свою  будущую  постель  прогреваться  на  солнце.


Вот  она,  эта  бухта,  в  которой  я  выбрала  свое  спальное  место.  Как  я  поняла,  это  и  была  та  самая  "каменоломня",  где  древний  народец  выпиливал  известняковые  "кирпичи"  для  своих  крепостных   построек.   Ничем  другим  не  объяснить  те  плоско - прямоугольные  формы,  которые  имеют  окружающие  скалы.


А  в  тени  вот  этой  скалы  я  пережидала  полуденный  зной  и  обедала.


Под  вечер  мимо  меня  прошла  колоритная  группа  местных  школьников  в  красно-желтых  шляпах.


Закат,  ради  которого  я  и  осталась  на  ночь,  был  абсолютно  не  впечатляющим.



А  это  -  мое  спальное  место.  Почему-то  вышло  совсем  уж  нерезко  (снимала  в  темноте).  Брак,  конечно,  но  уж  очень  хочется    показать  свое  лежбище.


Поспать  толком  мне  так  и  не  удалось.  Без  палатки  полночи  заедали  (морские?)  комары.  Лежать  было  жестко  и  противно.  Постоянно  будили  какие-то  звуки  -  то  волна  посильнее  ударит  о  скалы,  то  прокричит,  пролетая,    какая-то  полуночная  неугомонная  птица.   В  середине  ночи  обнаружила,  что  поверхность  спальника  стала  мокрой.  Попробовала  на  вкус  -  вроде  солёно.  Так  и  не  поняла,  была  ли  это  роса,  или  до  меня  долетала  прибойная  водяная  пыль.

 Никакой  лунной  дорожки  на  море  я  не  увидела.  Луна  появилась  поздно,  стояла  невысоко,  и  к  тому  же,  совсем  не  над  морем,  а  над  сушей.

По  суммарным  впечатлениям  и  радостям  поездка  потянула  где-то  на  четыре  с  минусом  (или  на  троечку  с  плюсом).  Вполне  могла  бы  быть  завершена  за  один  световой  день,  если  бы  не  дурацкое  желание  провести  там  вполне  бессмысленную  ночь.

Утром  на  обратном  пути  немного  порадовали  цветочки



А  вот,  ЧТО  там  можно  было  увидеть  в  начале  мая  (и  за  чем  я  поеду  туда  на  следующий  год):

Цветы в заповеднике "Побережье Дор - Ха-Боним"
 
 
А  это  снимки  раскопок  из   блога  того  же  автора  http://www.kalachov.com/blog/2011/06/03/xof-dor-tel-dor/.  Показываю  их  только  потому,  что  сняты  хорошей  камерой  и  профессионалом.  Для  сравнения,  так  сказать.
Хоф Дор - Побережье Дор | Photo: Kalachov Oleg
 

Хоф Дор - Побережье Дор | Photo: Kalachov Oleg
 

 
Хоф Дор - Побережье Дор | Photo: Kalachov Oleg
 
 

 

воскресенье, 26 мая 2013 г.

Израильская медицина (продолжение 2)


Как  я  уже  писала,  заболела  у  меня  спина.  Причем,  с  явным  и  быстрым  (и  потому  -  тревожащим)  нарастанием  объема  неприятных  ощущений.

В  день  обращения  к  терапевту  (20 мая)  сделали  рентген.

В  Москве  я  бы  на  второй-третий  день  (максимум  -  через  неделю)  попала   к  хирургу  и  он  бы  назначил  конкретное  лечение  -  ситуация - то  ведь  острая,  кошке  ясно.

 Тут  же,  чтобы  записаться  к  ближайшему  доктору  -  ортопеду,  надо  звонить  в  некую  общую  для  всей  страны  контору,  где  тетенька  на  трех  языках    спросит  тебя,  какой  доктор  тебе  нужен,  в  каком  городе он  должен тебя   принять  и  на  каком  языке  он  должен  уметь  говорить.

 Я  изложила  свои  предпочтения,  и  меня  назначили  на  прием....

Как  вы  думаете,  через  сколько  дней  (недель,  месяцев)?

Вот  напишите  в  комментариях, израильтяне,   сколько  времени  это обычно  занимает  у  вас?  Любопытно  же!

 А  у  нас,  в  славном  городишке  Маалоте  вкупе  с  Таршихой,  это  заняло  40  дней  (и   сорок  ночей  с  болью  в  спине),  или  6  недель,  или  почти  1,5  месяца.

 Спрашивать,  почему  так  долго  нужно  ждать  доктора,  я  не  стала.  Мне  же  однажды  уже  объяснили,  почему,  чтобы  сдать    рядовой  анализ  крови,  нужно  записаться  на  эту  процедуру  аж  за  3  недели:  в  городе  живут  почти  одни  пенсионеры,  они  очень  любят  лечиться  и  сдавать  кровь  в  том  числе.  Вот  они  и  создают  такую  толкучку.

 Как  я  поняла,  этот  же  самый  контингент  и  к  ортопеду  усиленно  рвется  и  создает  такую  немыслимую  очередь.
 
В  общем,  не  скажу  за  всю  страну,  но  в  Маалоте  лучше  не  болеть.

 Итак,  мне  к  ортопеду  30  июня.  За  это  время  либо  шах  умрет,  либо  ишак  сдохнет.

 И  я  вот  о  чем  еще  подумала.

 Если  я  доживу  до  этого  торжественного  момента  и  смогу  прийти  к  местному  ортопеду  вертикальным  образом  и  на  своих  ногах,  то  значит  -  дела  мои  не  так  уж  плохи,  и  я  вполне  смогу  «переморщиться»  еще  40  дней  и  уже  в  Москве  пойти  к  нормальному  хирургу.  Их  в  нашей  районной  поликлинике  аж  три  штуки.  Двое  -  оторви  и  брось,  а  одна  тетечка  очень  даже  ничего.

 Правда,  там  придется  делать  рентген  по-новой,  на  пленочке.

Ну,  ничего,  облучусь  еще  разок.

 

среда, 22 мая 2013 г.

Израильская медицина (продолжение)


Поняв  после  первых  контактов  со  здешней  медициной,  что  легкой  любви  у  нас  с  ней  не  будет,  я  успокоилась  и  решила,  что  мы  будем  жить  параллельно,  не  пересекаясь.  Пока,  естественно,  не  клюнет  жареный.

И  вот  Он  не  то,  чтобы  клюнул,  но  как-то  явно  стал  «прицеливаться».  Стала  болеть  по  ночам  спина.   А  потом  боль  пошла  выше,  да  так  шустро  -  с  каждым  утром  все  сильнее  и  неприятнее.

И я,  volens-nolens,  потащилась  в  поликлинику.

И  прямо  в  регистратуре  меня  стали  усиленно  «окучивать».  Не  хочу  ли  я  сделать  прививку  от  пневмонии?   А  я  не  знаю,  хочу  или  нет.  Это  -  с  одной  стороны.   А  с  другой…  -  меня  старожилы  здешние  запугали  местными  неведомыми  вирусами.   Выяснив,  что  это  не  больно,  что  возбудитель  в  ней  полностью  мертв,    что  она  не  спровоцирует  заболевание,  как  это  бывает  в  России,  когда  человек  заболевает  гриппом  именно  в  результате  прививки  от  оного,  я  согласилась,  и  меня  укололи  в  плечико.   Тьфу-тьфу,  прошло  два  дня,  а  я  все  еще  жива  и  даже  не  кашляю.

Затем  мне  сказали,  что  поскольку  мне  уже  минуло  56  что ли лет  (причем,  заметим,  давно)  мне  хорошо  бы  провериться  на  отсутствие  рака  в  толстом  кишечнике.  А  для  этого  надо  сделать  три  анализа  (извините)  кала  на   скрытую  кровь.  Я  подумала:  ходить  три  раза  с  баночками  черт-те  куда  с  утра  пораньше  -  да  гори  оно…  Спасибо  -  дудки.

Но  мне  объяснили,  что  ходить  надо  будет  только  до  почтового  ящика  и  всего  один  раз.  И  дали  некий  капитально  сработанный  конверт  (говорят  даже  и  вообще  металлический  внутри),  в  котором  лежит  блок  из  трех  конвертиков, а  в  каждом  конвертике  -  два  окошечка.  И  еще  в  большом  конверте  -  3  щепочки.

Процедура  такова.

После  известного  акта  берешь  щепочкой  известную  субстанцию  (из  двух  разных  мест  известного  «продукта»)  и  наносишь  мазки  в  соответствующие  окошечки.  Потом  мазки  надо  сушить  в  течение  часа,  а  затем  закрыть  все  это  клапаном,  засунув  его  под  соответствующий  прижим.  И  так  поступать  три  дня.  Потом  кладешь  заполненный  блок  в  металлический  конверт,  запечатываешь  его,  пишешь  на  нем  свое  имя  и  номер  удостоверения  личности  и  бросаешь  конверт  в  почтовый  ящик.  И  даже  без  марки.  А  результат  -  через  2  недели  у  лечащего  врача.

Вот  до  чего  дошла  хитрая  израильская  наука.  А  дотошная  израильская  медицина  дошла  до  каждого  старичка. 

Заметьте,  я  сказала  «старичка».  В  России  я  бы  сказала  -  «старушки».  Но  по  местным  реалиям  это  именно  так.  Здешние  старики  мужского  пола  вследствие  достижений  медицины  живут  долго  и  счастливо,  и  попадаются  на  глаза   раза  в  три  чаще,  чем  их  российские  собратья.  Здешние  старички  известной  вам  страны  исхода доживают  (ну,  не  до  120  лет,  но  до  90  -  запросто)  и  чаще  всего   ходят  трогательными   супружескими парочками.

Я  отвлеклась.  Возвратимся  к  медицине.  Докторша  послала  меня,  естественно,  на  рентген.  И  вот  тут-то  русскоговорящих  не  нашлось.  Вообще.  И  доктор,  и  его  сестра,  не  говорили  по-русски  абсолютно.  Впрочем,  вру.  Доктор-рентгенолог  (мне  показалось  чисто  внешне,  что  это  был  араб)  знал-таки  одно  русское  слово  -  «лифчик».  И  часто  повторял  его,  смотря  на  меня  с  недоумением  -  почему  это  я  не  делаю  соответствующих  снимающих  движений.  Ну  как  мне  было  объяснить  ему,  что  я  этого  предмета  женского  туалета  не  ношу  по  причине  возрастного  и  комплекционного  отсутсвия  того,  чтО  туда  принято  класть.   Вспомнив  среднеазиатское  восточное  слово  «Ёк»  -  «нетути»,  мол  -  я  именно  его  и  употребила.  И,  похоже,  он  понял  и  успокоился.  Но  продолжал  со  мной  разговаривать.  Что-то  спрашивал,  спрашивал…  Зачем?  Ведь  знает  человек,  что  я  не  понимаю  ни  слова.  Ну,  не  дурак  же!  Но  он  все  чирикал  и  чирикал...  И  мне  показалось,  что  он  делает  это  специально,  чтобы  я  прочувствовала  в  полной  мере  свое  унизительное  положение  бессловесной  полуидиотки.

И  в  результате  всех  мук  мне  выдали  не  мокрые  рентгенограммы,  которые  нельзя  свернуть  в  трубочку  до  полного  высыхания,  а  компакт-диск  (или  как  там  он  называется),  на  котором  и  записана  моя  рентгенограмма. 

Теперь  надо  записаться  к  доктору-ортопеду  (не  к  хирургу!),  который  ее  прочтет  и  назначит  лечение.   Если  назначит.