понедельник, 29 июля 2013 г.

"И всюду страсти роковые..."

Поскольку  впереди  у  меня  перемещение  из  Маалота  в  Москву  (  а  это  не  очень  простое  мероприятие,  Сохнут  не  доставит  меня,  как  вещь,  от  порога  и  до  порога),  я  постаралась     заранее   все  просчитать  и  спланировать.

Первым  делом  мне  надо  будет  добраться  с  рюкзаком  до  автобуса,  идущего  в  Нагарию.   Туда  идет  не  менее  6-ти  маршрутов  (номеров),   проходящих  от  моего  дома  в  разной  степени  удаленности.

Первым  мне  попался  на  глаза  маршрут,  до  которого  идти  всего  минут  пять.   И  я  пошла  убедиться,  а  существует  ли  такой  автобус  в  натуре  и  останавливается  ли  он  на  выбранной  мной  остановке  в  нужное  время.    Пришла  рано  утречком,  села    на  выбранной  остановке  и  стала  ждать.

Автобус  появился  в  нужное  время,  но  не  остановился.  Я,  было,  огорчилась,  но  знающие  люди  мне  объяснили,  что  водителю  недостаточно,  чтобы  я  тихо  сидела  на  остановке,  ему  нужно,  чтобы  я  ему  бросилась  под  колеса  с  протянутой  рукой. 

И  пришлось  мне  бросаться.   А  поскольку   броситься  и  никуда  не  поехать  не  совсем  удобно,  я  решила  прогуляться  еще  раз  в  Тель-Авив,  доснять  недоснятое  и  догулять  недогулянное.   И  вот  вчера  я   поехала.

Выбранный  мной  автобус  остановился,  и  посадил  меня.   Я  знала,  что  это  не  совсем  обычный  автобус.  Вместо  того,  чтобы  быстренько  (минут  за  20)  доехать  до  Нагарии  напрямую,  он  будет  ехать,  петляя  по  всем  окрестным  кибуцам,  аж  47  минут.  Но  меня  это  не  особо  беспокоило  -  по  прибытии  автобуса  на  конечную  станцию  до  электрички  останется  минут  9,   там  все  рядом,  успею.  А  прокатиться  по  новому  маршруту  было  даже  интересно.

И  вот  мы  поехали.  Крутим  себе  по  кибуцам,  и  вдруг  -  стоп!   Впереди  дорожные  работы,  все  оцеплено-перегорожено.  То есть,  вчера  еще  проехать  можно  было,  а  сегодня  уже  нет.   Водила  -  к  уху  телефон  и  стал  кому-то  докладывать.   Потом  мы  с  трудом  развернулись  в  узеньком  переулочке  и  поехали   другим  путем.   Дело  кончилось  тем,  что  еще  сидя  в  автобусе  я  увидела  хвост  отходящей  электрички.  И  пришлось  ехать  на  следующей,  через  полчаса.

В  общем,  пока  доехали,  пока  я  там  позавтракала  на  парковой  скамеечке,  пока  догуляла  до  входа  в  кактусный  садик,  на  часах  натикало  чуть-чуть  заполдень.   Подхожу  к  калитке,  а  там  висит  огромный  замок.   И  народу  -  никого.      И  я  не  знаю  -  выходной  ли  у  них,  санитарный  ли  день,  а  может  -  все  вообще  на  фронт  ушли  (воюющая  же  страна!).   Спросить  не  у  кого.   Из  ивритской  таблички,  на  которой  нарисовано  расписание,  узнать  ничего  не  могу,  так  как  понимаю  там  только  цифры.  А  рядов  с  цифрами  там  аж  целых  три  -  в  разные  дни  недели  парк,  видимо,  закрывается  в  разное  время.  Но  по-любому,  если  сегодня  не  выходной,  у  меня  есть  еще  часа  2  в  запасе.   Однако  -  заперто.

Но  я  -  существо   настырное,  советское  и  законо-непослушное.  И  пошла  я  вдоль  заборчика  в  поисках  дыры  (ну,  ведь  во  всяком  советском  заборе  есть  дыра,  ее  просто  не  может  не  быть).   Иду,  забор  высокий,  дыр  нет.   И  вижу  вдруг  внутри  забора  мужика,  зову  его  рукой  и  он  подходит.   Пытаюсь  объяснить  ему  жестами с примесью  английского,  что  мне  надо  бы  туда,  поснимать  (и  показываю  рукой  на  фотик).   А  мужик  вдруг:  "Да  говорите  по-русски,  не  мучайтесь".  Господи,  какое  счастье!

И  мужик  объясняет  мне,  что  на  той  табличке  при  входе  есть  телефон, по которому надо позвонить,  сказать,  что  мне  нужно   попасть  внутрь,  тогда  приедет  мужик  и  откроет  мне.   Ничего  не  понимая,  я  пытаюсь  объяснить  ему,  что  я  не  та  персона,  ради  которой  кто-то  будет  делать  что-то  неординарное.   Но  он  сказал  -  "Все  так  делают"   и  это  меня  как-то  обнадежило.

И  я  пошла  обратно  к  калитке   (а  время-то  идет!)  Позвонила  по-английски,  но  там  мне  снова  сказали  по-русски,  чтобы  я  не  мучилась.   Я  объяснила  новому  русскоязычному  мужику  ситуацию,  он  стал  куда-то  звонить,  потом  сказал  мне,  что  не  дозвонился  и  посоветовал  приехать  в  другой  день  с  утра.   И  я  совсем,  было,  собралась  уйти  не  солоно  хлебавши,  как  подошел  первый  мужик  узнать,  как  у  меня  дела.  Я  рассказала.   Тогда  он  взял  мой  телефон  и  стал  звонить  куда-то  еще  на  иврите.  Вскоре  приехал  на  велике  еще  один  русскоговорящий,  отпер  дверь  и  спросил,  есть  ли  у  меня  билет.  Я  сказала,  что  нет,  вход  же  бесплатный,  сама  была   дней  10  тому  назад,  никаких  билетов  никто  у  меня  не  требовал.  "А  теперь  вход  платный"  -  сказал  второй  мужик  и  предложил  заплатить  ему,  а  он  купит  билет  и  привезет  мне.  Я  спросила  -  сколько?   "10  шекелей"  -  сказал  второй.  Я  высыпала  мелочь  из  кошелька...
"А  почему  10?  -  спросил  первый  -  Женщина ж пенсионерка!"
"И  сколько  с  пенсионеров?"  -  спросила  я
"Шесть."  -  ответил  второй.

Пока  я  выбирала  нужную  мелочь,  мужики  довольно  сварливо  спорили  о  чем-то.  И  первый  сказал  мне  "Ваши  права,  как  посетителя  сада  нарушены.  Чтобы  попасть  в  сад,  вы  не  обязаны  куда-то  звонить  и  кого-то  о  чем-то  просить.  Жалуйтесь  в  Тель-Авивский  муниципалитет."
Мне  было  не  до  того.    Отдала  я  второму  6  шекелей  и  скорее  побежала  смотреть  Сад  камней  -  времени  уже  почти  не  оставалось.  


Первый  снимок  оказался  и  последним.
Пробежавшись " по диагонали"  по  камням,  я  поняла,  что  они  меня  не  колышут  абсолютно.  
Тут  меня  настиг  второй  (велосипедированный)  мужик.   Он  отдал  мне  билет  и  стал  выспрашивать,  а  что  именно  рассказал  мне  первый.   Поняв,  что  дело  тут  какое-то  непростое  и  не  желая  никому  навредить,  я  сказала,  что  не  вникала,  не  до  того  было.   Мужик  сказал,  что  времени  у  меня  до  половины  третьего,  и  дал  свой  телефон  -  когда  я  соберусь  уходить,  я  позвоню,  он  приедет  и  выпустит.   И  на  прощанье  доверительно  сказал  мне  на  всякий  случай,  что  первый  мужик  просто  здешний  скандалист  и  ни  в  какой  муниципалитет  писать  ничего  не  надо.
Я  мысленно  послала  его,      и  скорее   -   в  кактусы,  благо,  рядом.  
Прошлась  там  по  аллейкам,  где  раньше  не  ходила,  обнаружила  новое  цветущее  дерево



И  скорее  -  к  Лене  в  оранжерею.
Лена  первым  делом  спросила  меня  -  а  как  я  попала  в  сад?   Я  рассказала  о  своих  злоключениях   и  спросила,  что  тут  происходит  -  и  плату  ввели,  и  дверь  закрыли,  и  мужики  по-очереди  меня  обрабатывали   -   что  за  тайны  мадридского  двора?
Лена  стала  рассказывать.   Но  сказать,  что  я  все  до  конца  поняла,  я  не  могу  -  я  слушала  вполуха  -  времени  уже  не  оставалось,  а  мне  так  хотелось  поснимать!
Все,  что  я  поняла,  что  кто-то  из  обслуги  тырил  кактусы,  выносил  и  их  сбывал,  а  кому-то  стало  завидно  и  он  заложил.   В  деле  оказалась  замешана  и  верхушка,  и  дело  постарались  замять,    сад  закрыли  на  замки.   А  чтобы  люди,  ради  которых  сад  и  устроен,  все-таки  могли  туда  попадать,  устроили  эту  дурацкую  систему  "Дерни  за  веревочку  (позвони)  -  дверь  и  откроется."  
Я  возмутилась  до  глубины  души  и  спросила  Лену  -  "А  в  муниципалитет  писать?"   И  Лена  благословила  меня  -  "Пиши!"
На  этой  оптимистической  ноте  разговор  закончился,  и  я  побежала  снимать.

Вот  они,  мои  любимцы!

Первым  мне  подвернулся  молочай  (Эуфорбия).  Он  хоть  и  похож  на  кактус,  но  не  кактус.   Если  повредить  ему  шкурку,  из  ранки  появляется  млечный  сок.



Не  могла  удержаться,  чтобы  снова  не  наснимать  астрофитумов.

 







И  опять  не  удержалась,  чтобы  не  поснимать  кристатные  растения,  как  кактусы,  так  и  суккуленты.   Удивительно-фантазийные  формы!









Если  я  ничего  не  напутала,  этот  цветущий  суккулент  называется  "роза  пустыни".


Ну  не  забавно  ли,  что  из  кучки  зеленых  прутиков  вырастает  длинный  цветонос  с  таким  нежным  махровым  цветочком?


А  этот  розовый    цветок  открылся  на  детке   старого  гимнокалициума.


Еще  Лена  обратила  мое  внимание  на  гигантский  бутон   стапелии,  который  раскроется  только  завтра - послезавтра.   Цветок  будет   двадцати пяти сантиметров  в  диаметре.   Лена  пообещала  сфотографировать   его   и  прислать  снимок.  Придется  давать  его  отдельной  публикацией.


И  еще  вот  на  такой  суккулент  обратила  Лена  мое  внимание.   Он  запасает  влагу  (чтобы  пережить  сухое  пустынное  лето)  в  корневище.   В  природе  этот  "резервуар  воды"  спрятан  под  поверхностью  почвы.  Здесь  же  его  специально  оголили,  чтобы  показать  нам  с  вами.


Не  удержалась,  чтобы  еще  раз  не  снять  этот  тефрокактус  с  чудовищно-длинными  колючками.


И  вот  этот  пятнистенький  суккулентик  тоже.


Уже  выйдя  из  оранжереи,  поразилась  вот  этим  необычным  суккулентным  цветочкам,  так  похожим  на  стайку  птичек  на  ветке.


Семейка  астрофитумов  -  папа, мама и подросток.  И  у  каждого  на  макушке  по  цветку.


И  еще  2  кактусных  фото  напоследок.



Уже  на  выходе  я  наконец-то   увидела,  во  что  превращаются  огромные  зеленые,  надутые  воздухом  плоды  из  предыдущего  кактусного  поста.
Вот  плод  упал  с  дерева,  лопнул,  и  на  свет  божий  "вылупились"  его  семена,  одетые  белым  длинноволокнистым  пухом.  Ветер  шевелит  их,  отрывает  от  клубка  и  уносит  вдаль.  Если  им  посчастливится  зацепиться  за  землю  в  хорошем  месте,  из  них  вырастут  новые  удивительные  деревья  со  странными  "воздушными"  плодами.


Уже  уходя  из  сада,  обратила  внимание  на  забавный  кустик,  цветки  которого  напомнили  мне цветы  настурции. 

 

А  вот  это  очередная  разновидность  фикуса.  Поражает  количество  воздушных  корней,  достигших  земли.



Делать  больше  в  саду  было  нечего,  и  я  поехала  домой.

В  поезде  было  так  пронизывающе  холодно,  что  единственной  моей  мыслью  все  два  часа  поездки  было  -  как  бы  мне  в  моей  маечке  с  короткими  рукавами  не  околеть.  Буквально!  
Закрыв  глаза,  чтобы  не  видеть  реакции  окружающих,  я,  как  могла,  укуталась  в  рекламную  газету,  лежавшую  на  столе,  и  сделала  вид,  что  сплю.
На  улицу,  в  жарищу  Нагарии  я  вывалилась  с  таким  наслаждением,  будто  после  сорокаградусного  мороза  нырнула  в  горячую  ванну.

Слава  Богу,  я  не  простудилась  накануне  отъезда.   Больше  в  израильский  поезд  без  куртки  в  рюкзаке  я  не  сяду.

четверг, 25 июля 2013 г.

Суккуленты пристроены, ура!

Если  кто  помнит,  по  весне  я  спасла  выброшенные  на  помойку  суккуленты  (это  такие  толстолистные  розетки,  кто  не  в  курсе).   Думала,  облагорожу  хозяйский  участок  -  высажу  их  вместо  не  желающей  расти  травы.   Не  разрешили.  И  остались  розетки  лежать  и  ждать  своего  часа,  когда  найдется  для  них  местечко  где-нибудь  еще.

Место  сходу  не  нашлось,  а  потом  наступило  лето  с  его    сухой  окаменевшей  землей.  И  я  решила  ждать  до  осени,  когда  дожди  сделают  землю  пригодной  для  проникновения  в  нее  инструментов.   А  суккуленты  лежали  у  стенки  дома  и  постепенно  теряли  листья,  высасывая  их.   Кстати,  именно  в  суккулентах  и  спряталась  та  змея,  что  приползла  однажды   ко  мне  попить.

Поняв,  что  бедные  розетки  не  дождутся  моего  возвращения  из  Москвы,  я  стала  более  внимательно  смотреть  по  сторонам.  И  -  о,  счастье!   До  ближайшего  к  дому  газончика  наконец-то  дошла  очередь  получить  свою  долю  "капельного"  орошения.    Трубки,  лежавшие  змеями  на  земле,  зашипели,  и  из  них  стала  изливаться  вода.  И  совсем  не  каплями,  а  струйками  и  даже  кое-где  мини-фонтанчиками.

Не  знаю,  так  ли  именно  все  и  было  задумано  отцами-основателями  капельного  орошения  (в  конце-концов,  любую  идею   можно  извратить  и  исказить  на  местах   до  неузнаваемости),  но  газонная  земля  в  местах  излияния  влаги  где-то  осталась  первозданно  сухой,  а  где-то  превратилась  в  болото.

Поняв,  что  ждать  больше  нечего,  я  взяла  таз  с  розетками,  вооружилась  мотыжкой,  с  одного  конца  плоской,  а  с  другого  трезубой,    и  пошла  сажаться.   Я  думала,  взрыхлю  землю  около  болота    и  там  посажу.  Но  в  очередной  раз  убедилась,  что  земля,  которая  в  библейские  времена  текла  молоком  и  медом,  видимо  от  этого  склеилась  и  заглинилась  настолько,  что  в  любом  состоянии,  хоть  в  сухом,  хоть  в  мокром,  не  желает  пускать  в  себя  никакой  плоский  инструмент.   Кроме  того,  она  настолько  нашпигована  камнями   (как  "калорийная"  булочка  изюмом),  что  обработать  ее  можно  только  однозубым  инструментом.  И  я  пошла  за  кайлом.

Только-только  дело  как-то  понемногу  пошло  на  лад,  слышу  (и  боковым  зрением  вижу),  что  ко  мне  идет  мужичок  из  соседнего  дома.   Ну,  думаю,  я  нарушила  какие-то  муниципальные  правила,  и  щас-с-с  он  меня  сдаст  в  полицию.   Но  мужичок  оказался  вполне  мирным.  Он  устал  смотреть,  как  я  воюю  с  землей,  и  решил  предложить  мне  помощь  -  "У  меня  есть  большая  лопата..."   Ну,  как  я  могла  объяснить  ему  на  своем  убогом  английском,  что  лопата  тут  не  помощница,   что  нужна  кирка,  а  еще  лучше  -  отбойный  молоток.   И  я  просто  поблагодарила  его  и  сказала,  что  справлюсь  сама.

Как  бы  то  ни  было,  но  не  прошло  и  часа,  как  розетки  были  посажены,  и  на  душе  стало  легко  и  свободно  -  я  уже  не  была  в  ответе  за  тех,  кого  "приручила".

Для  совсем  уж  полной  очистки  совести  я  попросила  мужика  полить  их,  если  установится  совсем  уж  несусветная  жара.  На  что  он  вежливо  ответил:  "Мей  би,  иф  ай  ремембер".   И  я  своим  розеткам  заранее  не  позавидовала.   Оставалось  только  положиться  на  Бога  с  его  благоволением  ко  мне.

Так  что,  если  и  после  6  августа  жары  не  будет,  это  из-за  моих  суккулентов.   :-)


среда, 24 июля 2013 г.

Дребезги - 4 ("птичку жалко...")

Участок  моих  хозяев  открыт  миру  -  заходи  любой.  Никаких  тебе  глухих  заборов  и  калиток.   Что,  вообще-то,  нетипично  для  здешних  мест.  Тут  каждый  норовит  упрятать  свою  личную  жизнь,  часть  которой  протекает  в  саду,  от  чужого  глаза.   Ну,  и  заодно  обезопасить  свою  территория  от  набегов  соседской  живности  и  следов  этих  набегов,  в  которые  так  легко  вляпаться  на  здешних  улицах.

Надо  ли  говорить,  что  из-за  отсутствия  забора  все  окрестные  кошки  и  собаки  приходят  гадить  именно  под  мои  окна.   Звук  шаркающих  задних  собачьих  зап,  совершающих  ритуальные  псевдозакапывающие  движения,  слышен  у  меня  практически  постоянно.

 Всех  своих  "клиентов"  я  уже  знаю  в  лицо.   В  числе  завсегдатаев  -  противный  жирный  мопс  с  астматическим  дыханием.  Он  не  ставит  меня  ни  в  грош  и  не  прерывает  своего  "процесса  в  стойке  сгорбившись"  даже  когда  я  иду  мимо.   И  мне  тем  более  обидно,  что  когда  я  иду  мимо  его  дома,  он  считает  своим  долгом  непременно  облаять  меня  с  высоты  своего  балкона  на  втором  этаже.

Еще   в  моем  палисаднике  часто  бывает  слышен  звук  колокольчика.  Носителем  бубенчика  на  ошейнике  является  толстый  соседский  "русскоязычный"  кот   по  имени  Вася.   Он  приходит  ко  мне,  как  я  поняла,  с  тройной  выгодой  для  организма.   Тут  он   и  находит    добавку  к  домашнему   пропитанию  (ловит  мышей  -  сама  видела),  и  поет  свои  любовные  песни   многочисленным  озабоченным  подружкам,  и,  естественно,  опорожняет  кишечник.  

А  вот  сегодня  рано  утром  я  обнаружила  под  сосной  птичьи  перья.   Я  не  знаю,  кто  именно  сожрал  бедную  птичку.   Но  грешу  на  Васю.   Уж  больно  он  шустрый  и  прыгучий.   И  колокольчик,  как  я  неоднократно  убеждалась,  ему  абсолютно  не  помеха.

вторник, 23 июля 2013 г.

Дребезги - 3 (о погоде)

Очень  хочется  понять,  это  лето  в  Израиле  типичное,  или  бывает  много  хуже?
Вопрос с  прицелом  на  будущее  -  смогу  я  тут  жить  летом  или  все-таки  нет?

Дожив  в  Маалоте  почти  до  августа,  я  не  почувствовала  на  своей  шкуре  тех  ужасов,  которыми  меня  стращали.

В  моей  хате  нет  мазгана.  Вентилятора  тоже  нет.   Живу  с  круглосуточно  открытым  окном.  Поздним  вечером  и  ранним  утром  открываю  еще  и  входную  дверь.

Сплю  под  ватным  одеялом.  Ночью  в  доме  24,  днем  набегает  до  28-ми   -    30-ти .   Как  правило,  в  комнате  гуляет  ветерок,  и  сидеть  совсем  уж  голышом  -  холодновато.

Когда  приходится  ходить  по  улицам  в  самый  солнцепек,  то  и  это  вполне  терпимо,  так  как  постоянно  дует  легкий  ветерок.

Вопрос  ко  всем  израильтянам  -  а  как  у  вас  с  погодой  этим  летом?

Пишите  в  комменты.   (Провела  бы  опрос,  да  тут  нет  такой  опции.)                                                                                                                                                                 

воскресенье, 21 июля 2013 г.

Дребезги - 2 (электропростыня)

Сегодня  я  в  очередной  раз  убедилась,  что  в  Израиль  можно  приехать  голым  и  бОсым,  и  ты  тут  не  погибнешь.   Даже  от  голода  (я  уже  писала,  что  мешочки  с  хлебом  почти  всегда  висят  почти  на  каждом  мусорном  контейнере).

Но  в  данном   случае  я  о  шмотках.   По  всему  городу  (думаю,  и  по  всей  стране)  поставлены  контейнеры  для  сбора  ненужных  вещей  ("секонд-хенда",  так  сказать).   Потом  барахлишко  оттуда  вынимается,  сортируется  и  продается  в  "шекельных"  магазинчиках.  Именно  в  таком  магазинчике  я  и  купила  брюки,  из  которых  теперь  не  вылезаю.

И  вот  сегодня  иду  я  мимо  такого  контейнера  и  вижу  гору  барахла.  В  сумках.  Барахла  столько,  что  в  контейнер  не  поместится.  В  сумках  еще  никто  не  рылся,  ничего  не  вытащено  и  не  разбросано.   Да  и  некому  тут  рыться,  район  богатый,  у  всех  все  есть.

Кроме,  естественно,  меня.   Я  бы,  конечно,  хотела  бы  все  "перелопатить"  и  выбрать  нужное,  которое  там,  наверняка,  есть.   Но  уже  день,  и  мне  как-то  неловко,  неудобно  что  ли.   Нет,  будь  я  совершенно  голая,  я  бы  не  постеснялась.  Но  я,  в  принципе,  экипирована  полностью.  Ну  -  почти.   И   все  же  не  удержалась  и  заглянула  в  самую  верхнюю  сумку,  прозрачную,  на  молниях.   А  там  -  электропростыня.  Чистенькая,  со  всеми  полагающимися  проводами,  переключателями  и  вилками.  Двуспальная.

Конечно,  я  ее  взяла.   Дома  проверила  -  обе  половинки  работают.  За  что  ее  так  (в   смысле  -  выбросили)?   Почему  ее  не  отдали  соседям,  друзьям?
Нет,  видимо,  мне  никогда  не  понять  "загадочную  израильскую  душу".

В  общем,  у  меня  сегодня  удачный  день.  Теперь-то  я  уж  точно  перезимую.   И  мой  зимний  гость,  если  таковой  вдруг  случится,  тоже.   Две  половинки  простыни  совершенно  автономны,  так  что  ее  можно  будет  разрезать  пополам.

Забавно!

  Что  евреи  -  народ,  в  некотором  смысле,  уникальный,  думаю,  доказывать  не  надо.   И  отрицать  это  бессмысленно.   Думаю,  многих  занимает  (волнует,  беспокоит,  терзает,  не   дает  спокойно  жить  -  выбрать  нужное)  вопрос  -  а  почему  так  сложилось?

Я  -  не  исключение.   У  меня  много  вопросов,  много  объяснений.   Именно  -  во  множественном  числе.  И  это  значит  -  что  вопрос  абсолютно  темен.  Для  меня.

Но,  оказывается,  есть  люди,  которым  все  ясно.

И  это  -  забавно.         Мне  удалось  напасть  на  вот  такой  ролик:

  http://www.youtube.com/watch?v=f2r6LWqD-94

Думаю,  стоит  не  пожалеть  времени.

суббота, 20 июля 2013 г.

Пещерные ( и кактусные) радости (часть вторая)

Собственно,  кактусные  радости  закончились  в  первой  части.  Тут  будут  только  пещерные.

Ко  входу  в  пещеру  Сорек  мы  подошли  в  половине  девятого  утра  и  оказались  первыми  и  единственными.  Видимо,  в  надежде,  что  подтянется  еще  какая-то  группа,  нас  промурыжили  минут  сорок.   Никто  не  подъехал,  и  экскурсию  проводили  ДЛЯ  МЕНЯ  ОДНОЙ.  (Лена  сказала,  что  она  все  уже  видела,  и  не  один  раз,  поэтому  она  лучше  полистает  книжки,  представленные  в  припещерном  магазинчике.)

И  это  было  просто  здорово!   Мальчик - экскурсовод,  Саша,  оказался  русскоязычным,  очень  молоденьким  и  очень  доброжелательным.  Сказал,  что  "заболел"  пещерой  еще  в  школьные  годы,  и  вот  теперь,  после  окончания   школы,  работает  тут  гидом,  чему  рад  безмерно.

Во  мне  он  нашел  благодарного  и  весьма  продвинутого  слушателя,  и  мы  шли  по  пещере  и  беседовали,  как  два  друга,  охваченные  общей   страстью.   Льщу  себя  надеждой,  что  он  запомнит  нашу  прогулку  на  всю  жизнь.   Вряд  ли  такое  еще  повторится.

Когда  мы  вышли  на  свет  божий  и  я  стала  его  благодарить,  он  сказал,  что  это  именно  он  мне  благодарен.  Он  ни  на  секунду  не  почувствовал,  что  он  на  работе,  он  просто  прогулялся  по  пещере  с  другом.  Это  было  просто  здорово!   Мы  долго  расшаркивались  друг  перед  дружкой,  как  Манилов  с  Чичиковым.   Но  его  ждала  уже  публика,  и  мы  наконец-то  распрощались.

Теперь  по  сути.

Пещере  (со  всеми  ее  накопленными  богатствами),  как  считают  специалисты,  не  менее  5 млн.  лет.

Фотографировать  со  вспышкой  в  пещере  уже  давно  запретили  вообще,  чтобы  от  белого  света  не  развивались  водоросли.  Там  организована  подсветка  лампами.  излучающими  свет  такого  спектрального   состава,  который  не  способствует  фотосинтезу.  И  теперь  вся  пещера  расцвечена,  как  рождественская  елка  -  очень  красочно,  очень  празднично.  Но  это  уже  не  уникальный  природный  объект,  а  объект  масс-медиа,  этакий  шоу-биз.   Только  фейерверка  для  полного  счастья там  не хватает.

Тем  не  менее,  все  уникальные  натечные  образования,  пусть  и  неестественно  освещенные,  там  разглядеть  можно.  Да  и  Саша  очень  подробно  и  понятно  о  них  рассказывал.  Но  заснять  все  это  в  натуральном  виде  (что  только  мне  лично  и  было  интересно)  там  теперь  нельзя.  Поэтому  я  выложу  сначала   свои  собственные  убогие  снимки  (моя  Сонька  явно  не  справлялась  в  таких  условиях),  а  потом  дам то,  что  нашла  в  интернете,  снятое  в  других  условиях  подсветки.
















Эти  сталактит  и  сталагмит  называют  тут  "Ромео и Джульетта",  в  надежде,  что  через  несколько  тысяч  лет  они  таки  дотянутся  друг  до  друга.






Ну  очень  симпатичное  озерцо.



А  дальше  пойдут   уже  чужие  фотографии,  снятые  давно,  когда  пещера  еще  была  освещена   более - менее   нормально.
Просмотрите  их.  И  этого  будет  вполне  достаточно  для  примерного  представления  о самой   пещере  и  богатстве  ее  внутреннего  убранства.  Но  лучше  всего  было  бы  просмотреть  такой  альбом,  какой  отец  привез  мне  из  Чехословакии.   
Может  быть,  он  и  издан  в  Израиле  -  альбом  с  первоклассными  фотографиями,  сделанными  специалистами  и  профессиональной  техникой.
А  идти  в  пещеру  с  ее  нынешним  балаганным  ширпотребным  освещением  -  удовольствие  сомнительное.






















После  пещеры  Лена  предложила  заехать  в  близрасположенный  католический  монастырь  Бейт Джамаль,  что  мы  и  сделали.    

 Монастырь  чистенький,  ухоженный,  довольно  милый.  В  нем  есть  все  для  светской  жизни  -  баскетбольная  площадка,  небольшой  концертный  зал.   Территория  вся  в  цветах,  тенистая.



Именно  здесь,  в  монастырском  саду,  в  1919 году  была  установлена  первая  в  истории  Израиля  метеостанция,  и  работает  она  до  сих  пор.


При  входе  на  территорию  посетителей  встречает  Дева Мария.

                

Вот  в  этом  здании  слева  и  проходят  концерты.  А  справа  -   небольшая церковь св. первомученика Стефана.   

                  

Вот  она.   Очень  маленькая,  уютная.


А  вот  так  она  выглядит  внутри


На самом деле в Бейт Джамале два отдельных монастыря, один мужской, другой женский.  40  женщин - монашек,  давших  обет  молчания,  занимаются  изготовлением  керамики  на  продажу.  Тем  и  живут.
Представила  себе  их  производственную  деятельность.  Как  же  они,  бедные,  договариваются  между  собой  по  производственным  вопросам?   Телепатией  они  владеют  вряд-ли.  Неужели  жестами?  Или  пишут  друг  другу  записочки?   Бред  какой-то,  чистой  воды  извращение.
Так  что,  думаю,  дружка  с  дружкой  они  общаются  вполне  нормально,  на  иврите.  А  молчат  только  с  посетителями.  чтобы  не  приставали.   Очень  удобно.

Зато  мужская  часть  населения  (там  живет  6  монахов - салезианцев)  наоборот,  очень  словоохотлива.   Зайдя  в  церковь,  мы  обнаружили  сидящего  там  страшно  древнего  старца.  Он  предложил  нам  за  пожертвование  в  церковную  настенную  копилку  выбрать  лежащую  там  всевозможную  литературу,  в  том  числе  и  на  русском.  Лена  что-то  взяла,  и  старичок  пригласил  нас  пройти  в  церковь.
Я  думала  -  просто  посмотреть.  Так  ведь  нет!   Он  с  трудом  поднялся,  оперся  на  2  палки,  и  из  последних  сил  пошел  за  нами.   Там  он  усадил  нас  на  церковную  скамью,  а  сам  примостился  в  проходе  на  стульчике,  который  попросил  Лену  поставить  туда,  куда  сам  указал.  И  началась  лекция  примерно  на  полчаса.  Старичок  говорил  на  иврите,  а  Лена  переводила  мне  по-русски.


Он  оказался  выходцем  из  Италии,  звали  его  Доминик  (или,  по-итальянски,  -  Доменико)  и  был  ему  (почему  "был",   "есть"!)  91  годик  (!).   Вот  так!
Все  это  настолько  меня  поразило,  что  я  как-то  даже  не  врубилась,  о  чем  была  старичкова  лекция.   Я  смотрела  на  него  и  только  внутренне  цокала  языком.

И  вот  теперь  я  думаю,  что  заставило  его  напрячься  из  последних  сил  -  долг  или   жажда  живого  общения?   Они  с  Леной  говорили  довольно  живо  и  с  взаимным  интересом.

Покидая  монастырь  в  самый  солнцепек,  мы  решили  умыться  на  дорожку.
И  нас  поразил  монастырский  кран.  Сколько  веков  ему?


А  на  самом  кончике  крана  сидит  оса  и  пьет  дармовую  монастырскую  воду.

Дальше  по  программе  у  Лены  был  пеший  маршрут  по  окрестным  горным  размеченным  тропам.
Доехав  до  начала  маршрута,  мы  экипировались  и  пошли.  Все  по-взрослому.  У  Лены  -  две  палки,  а  у  меня,  однорукой,  -  одна.



Тропа  сначала  шла  под  горку    довольно  круто.   Солнце  палило  во  всю  мощь,  но  когда  изредка  налетал  ветерок,  было  терпимо.   Лена  несколько  раз  предлагала  вернуться,  как  бы  давая  мне  путь  к  отступлению.  Но  я  понимала,  что  если  бы  ей  самой  хотелось  бы  вернуться,  она  бы  вернулась,  не  спрашивая  меня.  А  маршрут  этот  был  ею  не хожен,  и  я  понимала,  что  ей  интересно  будет  пройти  его.   И  я  упорно  шла.

Мысли  ни  на  что  не  отвлекались,  и  я  стала  думать  о  том,  как  распланировать  свой  завтрашний  день  в  Тель Авиве.  И  тут  мне  наконец-то  стукнуло  в  голову  -  а  какой,  к  лешему,  Тель Авив,  если  у  меня  не  будет  фотоаппарата?   Дело  в  том,  что  мой  фотик  "накрылся"  еще  в  монастыре  -  заряд  в  батарее  кончился.  И  это  было  странно,  так  как  перед  отъездом  я  зарядила  его  под  завязку.   Лена  одолжила  мне  свой,  и  я  как  бы  потери  не  заметила.   И  вот  только  теперь,  глядя  под  ноги,  я  сообразила,  что  завтра - то  снимать   мне  будет  нечем.   А  что  там  еще  делать?   Просто  гулять  -  не  по  мне.   Более  того, разряженный  аккумулятор  портится,  и  чем  скорее  он  будет  поставлен  на  зарядку,  тем  лучше.  И  вот  тут  я  поняла,  что  на  самом-то  деле  мне  надо  скорее  бежать  домой.
Я  спросила  у  Лены,  если  мы  сейчас  же  вернемся,  есть  ли  у  меня  шанс  сегодня  же  уехать  домой?  Она  сказала,  что  да.  И  мы  повернули  назад.

Вот  так  я  еще  раз  убедилась,  что  человек  в  своей  основе  шкурен.  Собственный  фотик  мне  оказался  дороже  интересов  человека,  который  меня  принял  и  развлекал,  как  мог.

Хотя...   Может,  Бог  все  устроил  к  лучшему,  и  ей  не  пришлось  возиться  со  старушкой,  давшей  дуба  на  жарком  и  нелегком  маршруте?   Кто  это  знает?

В  общем,  где-то  в  семь  вечера  аккумулятор  уже  стоял  на  зарядке.

Приношу  Лене  свою  самую  искреннюю  благодарность  и  виновато  виляю  хвостом.

А  это  чудо  природы  я  углядела  на  подходе  к  дому.  Паучище  был  мертв,  и  муравьи  уже  начали  оприходовать  его  съедобное  содержимое.  Проходившая  мимо  русскоязычная  тетенька  тоже  поразилась  размерам  и  побежала  за  своим  фотоаппаратом,  предварительно  подсунув  мне  свой  палец  для  масштаба.


Интересно,  что  это  за  зверь?    Если  тарантул  или  каракурт  (а  он  очень  на  него  похож),  то  оба  ядовиты.

Господи,  куда  Ты  меня  завел?